31 августа пресс-служба Минпромторга сообщила, что правительство запретило госзакупки всех импортных интегральных микросхем, смарт-карт, ноутбуков, планшетов, компьютеров, серверов и светотехнической продукции. А также ввела правило «второй лишний» для остальной электроники и электронной медтехники. Оно означает, что заказчик обязан отклонить все заявки на участие в закупке поставщиков импортной продукции, если хотя бы в одной заявке предлагается наша отечественная электроника. Так же под ограничения попало коммуникационное оборудование, охранно-пожарные сигнализации, звуковая аппаратура, мониторы, навигационная и измерительная аппаратура, томографы, рентген-аппараты, эндоскопические комплексы, электрокардиографы и прочая электроника, уточнил Минпромторг. 

Не волнуйтесь, мы тоже мало что поняли. И в первую очередь потому, что ни разу не слышали про ноутбуки, планшеты и компьютеры российского производства. Разумеется, у нас навалом умельцев и фирм, которые собирают компьютеры любой сложности. Вот только комплектующие там точно не отечественные (или мы чего-то не знаем). Но в последние годы действительно появилась проблема с аппаратными закладками в компьютерах иностранного производства, которые воруют информацию, подслушивают разговоры и т.д.

Разумеется, государство не может быть заинтересовано в закупках подобной техники и вся она должна тщательно проверяться. Особенно, если речь идёт о структурах, работающих с государственной тайной и обороной. Там вся аппаратная база должна быть исключительно российской и проверенной ФСБ.  А вот почему под ограничения попало медицинское оборудование — и особенно в разгар пандемии ковида — нам пока не очень понятно.

За разъяснениями ГлагоL обратился к специалистам. Вот, что нам сообщил председатель совета фонда развития цифровой экономики, кандидат в Госдуму РФ от РПСС, экс-советник президента России Герман Клименко

«Импортозамещение — это достаточно долгая тема с массой подводных камней. Огромные объёмы поставок высокотехнологичного оборудования в государственные и контролируемые государством компании (нефть, газ, банки, само государство) превратили решение задачи защиты и развития отечественного производителя в инструмент борьбы за заказы. Очевидно, что в импортозамещении программных продуктов мы вполне компетентны, и хотя за 30 лет доминирования компаний Микрософт, SAP, Oracle все IT специалисты в государстве были обращены в веру невозможности замены работающих сейчас решений на отечественный софт, шансы на то, что за несколько лет удастся перейти на продукты отечественных разработчиков, весьма велики. И это действительно будут контролируемые нашими разработчиками программные продукты. Что же касается серверов, ноутбуков и другого телекоммуникационного оборудования, то я слабо себе представляю его отечественное производство. Конечно, можно придумывать разные критерии и разные коэффициенты. Нам вполне по силам печатать корпуса ноутбуков и серверов. Но создавать современные платы и современные процессоры? Я с трудом себе представляю, как Яндекс или Мейл.ру переходят на отечественные сервера. Есть масса причин для перевода рабочего места чиновника на отечественный софт, но нет ни одной причины для замены компьютера с процессором Intel на компьютер с процессором Байкал или Эльбрус. Компьютер будет заведомо дороже и менее современный. Но если нам не жалко чиновников и мы хотим им за что-нибудь отомстить, то тогда, конечно, всё движется в нужном направлении. Идеально ещё обязать чиновников пользоваться купленной Министерством связи мобильной операционной системой Селфиш — и тогда чиновник будет страдать на рабочем месте постоянно».

Герман Клименко, председатель совета фонда развития цифровой экономики

А вот, что нам ответил Сергей Вильянов, эксперт по гаджетам и компьютерам, главный редактор www.vilianov.com:

«Мы привыкли со скепсисом и подозрением относиться к попыткам создания отечественной электроники, потому что слишком много раз под лозунгом «убить iPhone» нам пытались скормить откровенно провальные проекты. И, похоже, задача там стояла не создать что-то полезное, а какая-то более примитивная. Но компьютерные процессоры отечественной разработки действительно существуют. Есть Байкал-М, в котором используются лицензированные ядра ARM. Есть Эльбрус-8С/СВ на ядрах собственной архитектуры. Оба процессора изготавливаются на мощностях тайваньской компании TSMC, где размещают заказы все гранды — Apple, Nvidia, Intel и другие. Правда, делают их по 28-нанометровому техпроцессу, который несколько… устарел. Но его выбор связан в том числе с учётом возможности переноса производства на другие площадки, потому что 28-нанометровые фабрики есть, например, в Китае, а все производители, обладающие более тонкой технологией, полностью контролируются нашими недоброжелателями.

Я некоторое время назад тестировал компьютер на базе Байкал-М и был удивлен, насколько он… обычен. Там стояла операционная система Астра Линукс, максимально копирующая интерфейс Windows, и, за небольшими исключениями, всё там выглядело точно так же. Наверное, обычный пользователь и не почувствовал бы разницу. Да, в бенчмарках процессор конкурирует с продукцией Intel примерно 8-летней давности, и с игрушками там всё не очень. Но работает. Нормально. Интернет, офисный пакет, редактирование изображений — всё там есть. 

В то же время, резкий переход госорганов (а к ним относятся не только чиновники, но и, к примеру, школы с вузами) на отечественную элементную базу вряд ли возможен. По очень банальной причине: российских процессоров производится очень мало. TSMC сейчас перегружена заказами, и удаётся выцарапывать партии в несколько тысяч штук. В масштабах страны этого очень мало. Не хватает даже для тестовых образцов, отправляемых производителям оборудования и разработчикам программного обеспечения. Хотя лично мне идея обладания собственным оборудованием для обеспечения государственных нужд кажется правильной. Неприятно, когда вся техника в самых критичных местах инфраструктуры поставляется из-за рубежа, и, как показывает практика, поставки эти могут внезапно прекратиться. Но всё же внедрять российское надо плавней, что ли. Рубя с плеча, мы получаем массу негатива со всех сторон, причём продавцы и производители пострадают чуть ли не больше, чем потребители». 

Сергей Вильянов, эксперт по гаджетам и компьютерам

Надеемся, что импортозамещение в компьютерной сфере наше дорогое правительство будет вводить всё-таки вдумчиво и постепенно. Уж очень многое сейчас завязано у всех россиян именно с этой сферой. И если там всё вдруг перестанет работать, страшно представить, в какой каменный век мы вернемся.

MEDIAMETRICS