фото: freepik.com

Все мы имеем родственников и общаемся с ними. Даже если их никогда не видели и не знакомы, то они имеются у каждого человека. Как минимум были. Но вот кто кому и кем сейчас приходится – путаница полная.

В современном обществе хорошо знают и определяют только достаточно близкую степень родства – муж и жена, брат и сестра, дедушка с бабушкой, дядя с тетей. Далее уже начинаются сложности. И это, во многом, связано не с утратой каких-то корней, не историческим забытьем, а неоднозначностью многих терминов. И ненужностью их в обиходе.

Историки, которые изучают терминологию родства и свойства понимают, что названия и значения могут сильно меняться от местности, а если изучать документы прошлых времен, то и от эпохи. У нас сейчас своя и сохранились те термины, которые нам нужны.

Поле зрения ближайших родственников завершается обычно на уровне племянников и двоюродных братьев и сестер. Брата жены уже чаще всего так и называют, а не шурин. Хотя его встретить в обиходной речи еще можно. А вот про золовку, сестру мужа, уже и не услышим. Чего уж говорить о более дальних родственниках.

иллюстрация: freepik.com

И тем не менее иногда это бывает важно. И как минимум интересно. Преподаватели исторических дисциплин в ВУЗах могут столкнуться с недоумением студентов: вот тут в летописи написано, что этот князь является братаном другого князя. А отчества-то у них разные!

И тогда приходится объяснять, что слова «братан» и «сеструха» часто использовались для обозначения двоюродных братьев и сестер. Но могли означать и действительно прямых единокровных родственников, родных брата или сестру. Тут надо смотреть по эпохе и по местности, где данный документ был создан. Однако изначально, наверное, был именно первый вариант, поскольку в некоторых местностях сохранился термин «братанич» для определения двоюродных племянников. 

В современном исполнении обращение «братан» является одной из форм фамильярности. Хотя те, кто так обращается, предполагают, что подчеркивают свое изначально доброжелательное отношение к незнакомому собеседнику. Но тот частенько от этого только вздрагивает.

У славян для определения двоюродного родства были также приняты термины стрыя (дядя по отцу) и вуча (дядя по маме). Двоюродные братья соответственно, в зависимости от линии, назывались стрыйчичи и вуйчичи. Надо полагать, что фамилия нынешнего президента Сербии Александра Вучича отсюда. 

фото: freepik.com

Многих блюстителей чистоты русского языка возмущает, когда произносят «моя родная бабушка». Мол зачем добавлять еще слово родная, и так понятно, что если «моя бабушка», то она родная. Не совсем и не всегда.

На Руси в определенных местах это были разные люди. И даже еще в ХХ веке в Москве, например, можно было с этим столкнуться: «Меня воспитывали родная бабушка и бабушка». Как можно догадаться, родная бабушка – это мама кого-то из родителей. А вот просто бабушка – ее сестра. Или сестра другой родной бабушки.

Отсюда и внуки, и родные внуки. Родные внуки – дети моих детей, а просто внуки – это дети племянников и племянниц. Но сейчас больше принято сестру родной бабушки называть двоюродной бабушкой, а ее внуков и вовсе внучатыми племянниками. Что тоже верно, поскольку «внучатость» означает третье поколение родственников.

В старину близкими родственниками считались до четвертого ответвления. Хотя четвероюродные братья уже и не так близки были на самом деле. Могли уже и не родниться. Но вот церковь до 1810 года считала близкородственными браками до седьмого колена и запрещала их. Кстати, отсюда и поговорка: «Седьмая вода на киселе». 

фото: freepik.com

Сами крестьяне считали, что это уж через чур – деревни были небольшие, все друг другу и так родственники, до глобализации еще далеко и как тут жениться и заводить семью? Поэтому церковный заперт чаще всего игнорировали.

В современном обществе происходит постепенное выравнивание степени родства не зависимо от национальности и принятых там терминах и традиций. Глобализация предполагает выработку неких общих критериев, важных с юридической точки зрения. И все шурины, золовки, свояки и братаны – это уже переходит в разряд любопытной экзотики. Но все же надо стоит поинтересоваться у божра (дяди) друга-татарина, если есть, – а как там у них?