Семейный блокбастер Анастасии Поповой «Байкал. Удивительные приключения Юмы» стал самой кассовой российской документальной лентой о природе

Кинопроект посвящен великому озеру, мировой сокровищнице растительного и животного мира, крупнейшему природному резервуару пресной воды. В центре сюжета жизнь юной байкальской нерпы Юмы — от рождения и до путешествия на Ушканьи острова. Создателям картины впервые удалось снять этих животных в естественной среде обитания. Также впервые в России при производстве полнометражной картины применялась технология 4К HDR, которая позволяет работать с полным диапазоном яркости любой сцены, приближая изображение к тому, что видит человеческий глаз. «Такой формат съемки позволяет рассмотреть всю красоту озера и добиться эффекта присутствия», — отметили в пресс-службе.

Директор по кинодистрибуции компании «Централ Партнершип» Павел Верещагин отметил, что фильм снят в формате зрительского образовательного кино, которое будет интересно и взрослым, и детям. Среди консультантов — представители Российской академии наук и Русского географического общества. В организации съемок помогал Фонд содействия сохранению озера Байкал. Главная цель проекта – привлечь внимание общественности к национальному достоянию России.

О том, как проходили съемки, всего было 14 экспедиций, интересно было узнать на пресс-конференции. Создателей проекта приветствовал по видеосвязи политический и спортивный деятель, депутат Госдумы, национальный посол доброй воли программы ООН по окружающей среде Вячеслав Фетисов

«Авторы сумели передать красоту Байкала и рассказать об его значении для будущего планеты Земля, — сказал Вячеслав Александрович, — и интересно увязали всё это с сюжетом рождения нерпы Юмы и всем, что происходит с ней в этом удивительном месте. Считаю, что фильм должен увидеть весь мир, и всё для этого делаю. Вопросы сохранения природы сегодня наиважнейшие — слишком долго не обращали мы внимания на экологические дисбалансы. А этот художественно-образовательный фильм конструктивен в плане понимания того, что происходит на планете, а, главное, что произойдет, если мы вдруг всё это потеряем».  

Подходов к написанию сценария было много, и только когда создатели фильма сознательно отключились от общеизвестных клише: «Байкал — пресноводное море», «жемчужина России» и даже – «Байкал – это озеро», местные называют его морем, они увидели свой путь. Неслучайно этот «последний живой колодец планеты», так надёжно упрятанный природой, овеян огромным количеством легенд, сказов и сказок. Рассказывают, что коренные жители относятся к озеру, как к живому и разумному существу, без нужды не позволят себе даже прибрежный камень швырнуть в озеро: «Байкал его волной положил в это место, значит, здесь он и должен лежать!» Священность озера-моря безоговорочно признали и русские первопроходцы, посвятив ему чудный романс – «Славное море – священный Байкал!»

«Когда мы поняли, что Байкал – это целый мир, — говорит сценарист Марина Бандиленко, —  мы стали искать новый формат, язык и жанр. И попытались создать современный эпос, в основу которого легли сказки бурят и байкальских эвенков, называющих себя «людьми моря». А легенду о том, как Буга создает сердце мира, мы реконструировали подобно Толкиену, реконструировавшему Средиземье по северным мифам. Причём реконструировали в интонациях эвенкийских сказителей, которые великолепно передал Хабенский на озвучании, читая за кадром перевод. Считаю, в этом мы выразили наше понимание космических процессов, которые происходят на наших глазах на Байкале». 

Над фильмом работали пять лет — три года ушло на съемки, в любое время года и суток, при любой погоде. А на Байкале она переменчива: дождь, через пять минут солнце, а следом град. Но особенно впечатлили съемки зимой при минус пятидесяти и ветре — погружались под воду также при любой погоде. Киноэкспедиций сюда приезжает множество, но не все возвращаются с результатом, говорят, однажды ни с чем уехала даже группа Кусто. Мало сложностей с природой, как известно, на Байкале надо уметь «договариваться» с духами. 

Режиссер Анастасия Попова — человек прагматичный, в мистику не верит, но, как говорится, из песни слова не выкинешь.

«Когда приехали, — рассказывает она, — у нас стала выходить из строя техника, никак не заводился коптер, с которого хотели снять стадо бегущих диких лошадей. И проводник Александр Бурмейстер обмолвился: «Надо попросить… побурханить». «Нет, — сказала я, — давайте вначале поработаем, а потом побурханим». Но коптер не заводился… И я согласилась на ритуал, который заключался в том, чтобы побрызгать на солнце белой жидкостью – молоком с чаем или водкой и трижды произнести заклинание. Когда все сделали это, можете не верить, коптер завёлся. И с тех пор мы не забывали «бурханить» и в четыре утра, собираясь на съемку. Кому-то явно не нравилось наше стремление работать «по плану». Но постепенно мы входили в доверие к Байкалу, и он позволил нам снять себя в разных состояниях. А нерпа – на самом деле, она боится людей, в советское время её истребляли, и у нее генетически зашит страх перед человеком. За 200 метров чувствует и — удирает. Так что нам пришлось хорошо потрудиться».

Лучше всех это прочувствовал оператор-постановщик Александр Кипер. Вначале он пытался снимать нерп длиннофокусным объективом с квадрокоптера, потом подбирались к ним во льдах, но их было мало, и они постоянно прятались. И тогда проводник предложил оставить Александра с ночевкой на Ушканьих островах, где у нерп было лежбище — днём они приплывали греться на солнце. И вот на островах, где, между прочим, медведи ходят, на границе с водой установили камеру, и Александр застегнулся в спальном мешке.

В четыре утра его разбудил бесшумный будильник, и он, стараясь не шуметь, в течение четырёх часов выбирался из спальника и ждал. Нерпы появились, в количестве полусотни, и напряженно наблюдали за манипуляциями оператора, а он, как в детской игре, чуть что, замирал, но снимал их!.. И это была одна из сотни историй на съемках, которая помогла родиться слогану – «Самый добрый фильм года». 

Драматическую историю рассказал оператор подводных съёмок Вячеслав Красаков. Случилось так, что во время летней экспедиции пропал нерпёнок, которого группа снимала. Оператор снял все подводные пейзажи, а обитателя нет как нет, и никакие заклинания не помогали. Но во время одного из погружений он увидел нерпёнка, запутавшегося в сетях — тот был ранен — и водолазы взяли его на корабль. Обработали раны и отпустили. Благодарный зверёныш два дня подплывал к месту съёмок, наблюдал и позволял себя снимать. Материала отсняли столько, сколько раньше за две недели не набиралось. Но в целом Вячеслав назвал съемки «адскими» — погружения часто приходилось делать с риском для жизни. Работу операторов курировала большая группа техперсонала – кинодокументалисты были благодарны инженерам, механикам, техникам.  

Фильм пронизан самобытной культурой байкальских мест, и в создании национальных образов большую роль сыграли картины заслуженного художника Бурятии Зорикто Доржиева.

«Они вдохновили нас на легенды, — сказала Анастасия Попова, — каждый раз, когда мы выставляли кадр, я сверяла его с визуальным и цветовым решением картин».

Неслучайно эти красочные полотна зрители видят на титрах. К слову сказать, художник, отталкиваясь от мысли, что Байкал не стареет, которая звучит в фильме, задумал продолжение в виде анимации с фантастическим сюжетом в стиле киберпанк, где появится супер-нерпа в глубоководном костюме и будет разгадывать загадку вечной молодости Байкала.

Нина Катаева