фото: Олег Павлов

Европейская часть России изнывает от жары. Не то, что б уж никогда так не было, но все же непривычно и тяжело, что она не прекращается уже несколько недель. Но в мире есть множество мест, где жара – обычный климат. Одно из них – Аризона в США.

Этот южный штат расположен на границе с Мексикой, когда-то и сам был Мексикой. Тот самый Дикий Запад – прерии, кактусы, гремучие змеи, койоты. Тут снимали фильмы «Золото Маккены» и «Поезд на Юму». 

К середине июля там жара немного спала и сейчас синоптики обещают не больше 41 градуса в тени. Еще недавно доходило до 50. И так каждое лето. Все, кто может на это время уезжают и возвращаются ближе к зиме, когда в январе на улице комфортные +22.  Но так сделать могут далеко не все. Феникс, столица Аризоны, является пятым по величине городом Америки. Любой уважающий себя американский миллионер имели или имеют виллу в Аризоне – Рональд Рейган, Майк Тайсон, Николас Кейдж. Так как они все там выживают?

фото: Олег Павлов

В самом городе обитает свыше 1,5 млн человек. Но городом там местные жители называют центр. Вокруг него расположены пригороды, практически все они фешенебельные, особенно Скотсдейл и Парадиз Вейле. Большинство имеет по 100 тысяч жителей каждый. Таким образом вся городская агломерация Феникса насчитывает почти 5 млн жителей, в диаметре она достигает 80 км.

Такая огромная площадь вызвана малоэтажностью застройки. Даже многоквартирные дома редко превышают два-три этажа. Банки и офисы крупных компаний могут получить разрешение на дополнительные этажи, но и они редко встречаются выше четырех.

Таким образом решается сразу несколько проблем города. Почти вся Аризона — это сплошной национальный парк и здесь крайне озабочены, чтобы человек как можно лучше вписался в ландшафт.

Если кто читал книжки или смотрел фильмы про индейцев и ковбоев, то вот это та самая местность. Пальмы, цитрусовые и прочие сосны здесь посадили люди, и они только в городе. В самих прериях растут исключительно чахлые акации и кактусы. Зато кактусов сколько угодно и самые разнообразные. От гигантских столбов, где долбит дупла местная птичка кардинал, до мелких и вреднючих – не дай бог заденешь, потом весь день колючки вытаскивать будешь. Тут вообще ничего не растет без шипов и колючек.

фото: Олег Павлов

Мэрия регламентирует всё – дома могут быть только песочного цвета, совпадая с местностью. Оттенки тоже в мэрии определяют. Кактус перед домом самостоятельно посадить нельзя. Его вообще в прерии выкопать самому нельзя – штраф гигантский, до 100 тысяч долларов. Зато местный горзеленхоз всё сделает сам: и лужайку в виде художественно насыпанной щебенки разобьёт, и колючку туда воткнёт. И счёт пришлёт.

На территории дома, как бы мы сказали, приусадебном участке, делай что хочешь. Поэтому там и травка, и бассейн, и апельсиновые деревья. И даже мини-поля для гольфа на задворках умудряются воткнуть.

Попади наш нувориш из какого-нибудь райцентра в Скотсдейл, он только бы презрительно фыркнул: тоже мне миллионеры, все дома одноэтажные, даже сайдинга нет. И участки чуть больше наших дачных.

Но здесь руководствуются здравым смыслом и разумной достаточностью. При такой жаре малые помещения охлаждать гораздо легче. И дешевле – электричество довольно дорогое. Во многом именно для того, чтобы не было соблазна плодить огромные пространства.

Даже дом короля жвачки, основателя фирмы Wrigley Уильяма Ригли, который здесь называют дворцом, имеет только два этажа. Зато он построен на горе, террасами, и потому выглядит довольно внушительно. По местным меркам.

Того же принципа придерживается и сфера услуг. Фешенебельный отель Hilton тоже в основном двухэтажный, но на его территории расположены и номера-коттеджи, чтобы добраться до основного здания можно вызвать шаттл. 

фото: Олег Павлов

Рестораны – главное развлечение аризонцев. Каждый из них со своей атмосферой и чем она лучше, тем ресторан дороже. Но и там есть зоны для бранча — воскресного завтрака после церкви. Пока ещё не жарко. Ну или ужина после захода солнца — используют открытые пространства по максимуму, когда это возможно.

Все торговые центры одноэтажные и расположены кругом, который часто разделяет трасса. Вход в каждый магазин, будь то довольно крупный универмаг или мелкая лавочка сувениров, отдельный и с улицы. Каждый арендатор сам платит за охлаждение своего помещения. Даже самый большой в Фениксе ТЦ Arizona mall тоже одноэтажный, но путанно разделён на сектора, которые при хорошей фантазии можно принять и за этажи. Если кому-то так привычнее.

Таким образом основное средство борьбы с жарой в большом городе в пустыне – это маленькие жилые и рабочие пространства, которые относительно легко охлаждать.

Также можно заметить, что в городе совсем нет асфальта – на жаре он плавится и выделяет вредные вещества. Тротуары, дороги там бетонные. Но из какого-то странного бетона, который не сильно раскаляется и не крошится, а потому нет пыли. Тоже самое касается плитки – заметно, что нужды менять её каждый год там не видят.

И наконец, вода. Когда мы в отеле поинтересовались, где у них тут кулер, там всполошились решив, что у нас в номере не оказалось стаканов. Оказываются, воду тут пьют из крана. И она отменного качества!

В своё время геологи обнаружили, что в Аризоне на глубине примерно 500 метров расположены подземные водоемы. Это решило проблему водоснабжения. И в самом Фениксе, и, например, в курортной индейской резервации Седоне, вода артезианская.

фото: Олег Павлов

Сладким напиткам тут предпочитают простой лимонад, который делают сами. В большую емкость с водой закидывают ведро порезанных лимонов, благо их тут на каждом шагу — все дворы и улицы усажены цитрусовыми. И лёд! Много льда, который щедро засыпают в стакан совочком, больше похожим на лопату.

Таким образом, оказывается, можно приспособиться к той жаре, которую мы считаем адской. Да ещё в большом городе. Но при условии, что власти заботятся об инфраструктуре, а жители активно их в этом поддерживают. 

В России, слава богу, жара — явление временное. Тут больше озабочены сугревом, чем охлаждением. Но вдруг правы окажутся сторонники глобального потепления и всё сместится? Тогда точно придётся перенимать опыт жителей прерий. 

Олег Павлов, фото автора