Загрузка...

Что грозит за оскорбление в социальных сетях

Что грозит за оскорбление в социальных сетях

Вот уже 30 лет интернет заменяет миллиардам людей реальное общение. Умные люди использует его для получения информации, знаний и обмена мыслями, хотя большинство просто ищет там развлечения и запретные темы. И почему-то все эти 30 лет многие думают, что могут вести себя в интернете как угодно — и им за это ничего не будет.

Потоки негативных и враждебных высказываний, в том числе и в отношении людей той или иной национальности, вероисповедания или цвета кожи, можно обнаружить везде.

Пользователи Интернета, даже не всегда скрываясь под вымышленными именами, не стесняются в оскорблениях и унижениях. Тем не менее, было уже немало примеров, когда виртуальные выступления приводили к реальному наказанию: от штрафа до лишения свободы. И не всегда это связано с политикой. О резонансном судебном прецеденте, произошедшем в Бишкеке, нам рассказала криминальный корреспондент МК-Киргизия Элина Федько.

Что грозит за оскорбление в социальных сетях

— Откровенно русофобский комментарий, где каждое слово пронизано желчью и ненавистью к русским женщинам и детям, был обнаружен мной под постом о военных действиях в Сирии. Автор комментария — Камран Шинвари — заклеймил русских людей обвинениями в распутстве, алкоголизме и других нелицеприятных пороках так, словно он лично проводил статистические исследования и имел право безапелляционно высказывать своё мнение в публичном пространстве. Очевидно, автор оскорблений в социальных сетях не знаком с русской пословицей: «в чужом глазу соринку вижу, в своём бревна не разгляжу». Неплохо было бы гражданину Афганистана вспомнить, почему он бежал из своей страны и отчего-то не желает туда возвращаться.

Хезбулла Жан Камран, он же Камран Шинвари, принимавший участие в боевых действиях на стороне Талибана, сбежал в Кыргызстан в 1998 году из опасений за свою жизнь. Получив статус беженца в Кыргызстане, надолго Шинвари не задерживается и уже в 2002 году в поисках лучшей доли отправляется в Великобританию, где так же пытается получить статус беженца. Однако миграционные службы Королевства отказывают, мотивируя это тем, что он может вернуться либо в Кыргызстан, либо на родину в Афганистан, где после свержения Талибана ситуация изменилась. Но, почему-то, афганский беженец предпочитает местом жительства не свою историческую родину. Мне, как криминальному журналисту было очевидно, что комментарий имеет хорошую судебную перспективу. И интуиция меня не подвела.

Первым делом я отправилась к нотариусу, чтобы заверить скриншот высказывания и личную страницу этого Шинвари. Ведь удалить не только комментарий, но и аккаунт — дело нескольких секунд. Затем копии заверенного скриншота и моих документов были отправлены в компетентные органы. Через пару недель меня пригласили в компетентные органы, где допросили в качестве свидетеля и вручили уведомление о том, что в отношении афганского беженца возбуждено уголовное дело по статье 313 УК КР о возбуждении межнациональной розни. Спустя примерно полгода следствие завершилось, и дело было передано в суд.

В районном суде «верноподданный» сын Афганистана попытался прикинуться, что не понимает русский язык, а тем более не говорит на нём. Даже затребовал переводчика именно пуштунского наречия. Но как только начался процесс, произошло чудо-чудесное, и уроженец Афганистана вдруг заговорил на русском языке! А следователь, допрошенный в ходе процесса, подчеркнул, что Шинвари не только довольно хорошо владеет великим и могучим, но даже ставит правильно окончания!

Просмотр видеозаписи конфликта с участием Шинвари, приобщённой в качестве вещдока, развеял последние сомнения. Афганец Шинвари не просто хорошо владеет русским языком, но и угрожает, употребляя нецензурную лексику и жаргонные выражения типа «я 15 лет кормил участкового», «не были бы вы киргизами, я бы давно вас поимел» (нецензурное слово с сексуальным смыслом).

Смысл сказанного им во время словесной перепалки был идентичен его комментариям в социальной сети Фейсбук — русофобия. Даже два его адвоката были, мягко говоря, удивлены при просмотре видео, но поскольку данное доказательство свидетельствовало не в пользу клиента, они предпочли о нём скромно умолчать. Затем афганец заявил о заинтересованности каких-то третьих лиц. Показывая пальцем на присутствующих в зале, в том числе и представителей посольства России в Кыргызстане, афганский беженец безапелляционно и нагло обвинил всех в аффилированности. Ему даже в голову не пришло, что тем самым он оскорбляет дипломатических сотрудников, придавая своей никчёмной персоне значимость жертвы почти мирового заговора.

Выяснилось, что афганец вёл довольно активную деятельность в социальных сетях по разжиганию межнациональной розни и оскорблению людей русской национальности. Причём делал это сразу с двух аккаунтов: «Камран Шинвари» и «Каmran Golden». Оба аккаунта были идентифицированы следствием по фотографиям и по номеру мобильного телефона. Более того, сам подсудимый признавал, что оба аккаунта принадлежат ему.

Комментарий к посту об убийстве посла РФ в Турции, написанный вязью на пуштунском языке от имени «Каmran Golden», был дословно переведён толмачом как: «Пусть собака даст ему рай», хотя даже автоматический перевод соцсети Фейсбук был более лояльный и охарактеризован экспертом-лингвистом как одобрение и поощрение убийства посла России…

Что грозит за оскорбление в социальных сетях

Районный суд Октябрьского района признал его виновным и приговорил к 5 годам лишения свободы с применением амнистии. Но Шинвари показалось это недостаточным, поэтому им была подана апелляция и вместо двух адвокатов как ранее, бедного беженца в горсуде представляли уже шесть юристов. На этот раз Шинвари отказался от дачи показаний, отдуваться пришлось его адвокатам. Вопросов у них было много, но ни одного по существу. Прискорбно, но адвокаты даже не знали, чем отличаются нотариальные действия от следственных и что институт понятых был упразднён с 2019 года. Некоторые откровенно не знали материалов дела. Увязнув в нелепых вопросах и амбициях, секстет юристов, не выстроив единой линии, практически оставил своего клиента без защиты. Основной аргумент, что аккаунт фейковый был несостоятелен, так как изначально подсудимый пояснял — аккаунты принадлежат ему! 16 сентября 2020 года на заседании суда афганец пояснил, что аккаунт Камран Шинвари был создан на телефоне марки «Samsung», а «Каmran Golden» был зарегистрирован уже в iPhonе. И «Golden», назвался, потому что слово понравилось!

Как только началось следствие, оба аккаунта были деактивированы. А сделать это, даже школьник знает, мог только владелец, знающий пароли. Отдельно стоит отметить слова переводчика афганца, якобы не владеющего русским языком: «Я буду переводить, если ему будет что-то непонятно». Так вот, за весь процесс, он перевёл только последнее слово подсудимого. В последнем слове, Шинвари поклялся на Коране, дескать, не виноват. И тут же потрясая священной книгой, осыпал угрозами прокуратуру и меня.

Судебная коллегия Бишкекского Горсуда, выслушав стороны и обозрев материалы дела, изменила приговор Октябрьского районного суда, отменив амнистию. Таким образом, Шинвари предстоит отбывать 5 лет в местах не столь отдалённых. Но приговором дело не кончилось. Супруга осуждённого бросилась за помощью в СМИ. Но отчего-то не в серьёзные издания, которые занимаются расследованиями. Например, она не пошла в «Дело №», а обратилась в информационные агентства «Азаттык Медиа» и «Настоящее время», где изложила свою удобную версию якобы незаконно вынесенного приговора. Так называемые, псевдоколлеги с ИА попытались получить мой комментарий по этому делу. То есть, они не утруждались изучением материалов дела, ни разу не были ни на одном судебном заседании, не попытались взять комментарии у следователя, судей или прокуратуры.

Но, по мнению псевдоколлег, я должна была бросить свои дела и ринуться к ним на встречу. Моё предложение перенести встречу, журналисты, которым чуждо понятие корпоративной этики, преподнесли как отказ, выложив в сюжете скрин личной переписки в нечитабельном варианте. Ждать они не стали, а провоцируя общество, использовали фотографии, с моей личной страницы акцентировав внимание фразами «местная журналистка российского издания», тем самым вышеуказанные информагенства подвергали мою жизнь и здоровье опасности.

Нужна ли им объективность и правдивость? Нет, конечно. Моя позиция была отражена в статьях по этому делу. В погоне за «хайпом» и количеством просмотров они даже не удосужились прочитать уже готовый материал из зала суда, тем более, считаю умышленно, не показали те самые оскорбительные комментарии, по которым и было предъявлено обвинение, тем самым лишив свою аудиторию объективной информации. Таким образом, считаю, они нарушили все этические нормы корпоративного поведения журналистов.

ГлагоL горячо поддерживает нашу коллегу Элину Федько, которая потратила кучу сил и времени, чтобы наказать негодяя. И которая сейчас подвергается оскорблениям от его сторонников и сочувствующих им СМИ, но чуждым нам. Мы обязательно будем держать вас в курсе событий. А пока просто запомните: любого негодяя, который оскорбляет вас в соцсетях или на каких-то интернет-форумах, можно поставить на место. И добиться справедливой оценки его деятельности судом. В том числе уголовного наказания.

Загрузка...

Картина дня

наверх