Загрузка...

Андрей Вульф: «Власть очень сильно меня изменила»

Общественный деятель, журналист и мотивационный спикер Андрей Вульф о правителях-монстрах, Павле Дурове и легализации проституции.

Андрей Вульф:  «Власть очень сильно меня изменила»

Андрей,  ты был депутатом и чиновником в те годы, когда ещё можно было надеяться на более демократический путь развития России. Но  расцвета либерализма и гласности не случилось.  Я помню, что, будучи депутатом, ты предлагал легализовать проституцию и тогда это всерьёз обсуждалось. Сейчас что думаешь по этой теме? Изменились твои взгляды?

Ну, это было не совсем в девяностые, политикой я занимался в нулевые — не самые простые времена. Да, в начале это была ещё сравнительно комфортная история. Я был депутатом от оппозиционной фракции «Союз правых сил», но потом я был на госслужбе и там, в принципе - частью системы. Нельзя быть оппозиционером, оставаясь госслужащим. Но при этом внутри меня ничего не менялось. На стенах моего кабинета в Министерстве культуры висели портреты Горбачёва, а не Путина, а рядом с российским флагом стоял флаг СПС.

А если говорить сейчас про легализацию проституции, то, конечно, да. Я считаю, что это и тогда была очень правильная инициатива и сейчас мои взгляды в этом плане никак не изменились. Это со всех сторон абсолютно взрослое, глубокое и продуманное решение. Жаль, что политики и общество пока к этому не готовы. Но ничего, в России, чтобы увидеть перемены, надо жить долго. Поживем-увидим, мы никуда не торопимся. Лет через 5-10 начнется самое интересное.

Недавно ты написал в фейсбуке пост о том, что в связи с последними событиями в мире, ты для себя выделил несколько жизненных приоритетов.   Один из них: «Свобода важнее порядка». Это значит, что ты готов жить в мире, где царит хаос, но в рамках личной свободы?

Не надо  иллюзий. Мы  живём в мире, где  уже царит хаос. И этот хаос — данность. Любой мир, который внешне может даже выглядеть как крайне структурированный, если это не система, скажем, северо-корейская, то это хаотичный мир, в котором есть огромное количество неизвестности. Я бы не противопоставлял хаос свободе. Я бы противопоставил, условно говоря, развитие и консервирование ситуации. Вот я не хочу жить в законсервированной ситуации.

Мне не нравится стабильность, потому что абсолютная стабильность бывает только на кладбище. Там ничего не происходит, всё стабильно. Любые изменения всегда болезненно воспринимаются какой-то частью общества. Но без изменений невозможно движение вперёд, как общества в целом, так и отдельных людей.

Если каждый день твоей жизни происходит тоже самое, что было в твой предыдущий день, то ты можешь прожить даже 90 лет, но по сути, ты живёшь один и тот же день. Это как день сурка. Мне это не интересно. Я понимаю бессмысленность повторения одного и того же. Поэтому я, безусловно, модернист. За развитие, за любое развитие. Только чтобы не стагнировать ситуацию. Я категорически против продления всех президентских сроков, долгого сидения у власти, вне зависимости от того, кто это — полезный человек или вредный, соответствует он должности или нет. Достаточно посмотреть на Лукашенко — просто карикатурного на сегодняшний день персонажа, чтобы понять, что происходит с людьми, когда они находятся у власти дольше чем нужно. Моя позиция — четыре года и на фиг с пляжа.

Вот я даже второй срок нигде бы не делал. Должна быть постоянная ротация. Только в такой ситуации можно не закостенеть. Я даже на своём уровне могу сказать, что мой поход во власть очень сильно меня изменил. Я знаю единицы людей, которые будучи у власти, сохраняли человеческое лицо. Остальные живут по каким-то своим придуманным и бессмысленным для обычных людей правилам и законам. У них свои странные цели в голове, они даже говорят на каком-то странном непонятном обычным людям языке.

Ты начал про монстров власть придержащих. А кого кроме Лукашенко можешь к ним отнести?

Я же не сказал, что Лукашенко — монстр. Я говорю о том, что он стал карикатурным персонажем. Может быть, для тех людей, кто сейчас представляет белорусскую оппозицию, он и монстр. Я не могу ответить на этот вопрос однозначно. Условно говоря, он же не Сталин и не Гитлер, пока нет решения суда. Очевидно, что в нём есть какие-то человеческие черты. В какие-то моменты улавливается даже что-то симпатичное.

Я его не расчеловечиваю. Вот я смотрю его выступления — он же искренне говорит то, что думает. Я абсолютно в этом убеждён. Он искренне верит в то, что он любит свою страну и он её по-своему любит. И он не понимает почему люди, для которых он всё делает, начали его ненавидеть.

Это то, что происходит с человеком у власти, когда он находится в вакууме. Он настолько себя соотносит с окружающими его обстоятельствами, что не может вырваться из этого кокона. Посмотри на его лексику. «Я вам Белорусию свою не отдам». Послушай, парень, тебе дали подержать игрушку, поохранять её, она не твоя, но он её считает своей, ты понимаешь? С психологической точки зрения, это довольно любопытное состояние — фактор ребёнка. И неважно, кто у власти — Путин или Меркель.

Вернёмся к твоей личности. И депутат, и мотивационный спикер, и журналист, и чиновник в прошлом, и даже вице-президент оргкомитета такого спорного проекта, как Олимпиада в Сочи…

Почему спорного?

Андрей Вульф:  «Власть очень сильно меня изменила»

Ну, вокруг Олимпиады, вспомни, было очень много негатива

Вокруг любого очень большого события всегда происходит очень много дискуссий, в том числе негатива. Я считаю, что сочинская Олимпиада — это лучшее, что случилось с Россией за 20 путинских лет. Ну, ещё чемпионат мира по футболу. А ещё четыре года президентства Медведева.

 Твоя разносторонность — это дань современным трендам, которые провозглашают эдакого высокоэффективного сверхчеловека или это твой личный запрос к самому себе? 

Ни то, ни другое. Во-первых, справедливости ради, нельзя сказать, что я занимался всеми сферами деятельности одновременно. Я занимался чем-то, потом завершал эту историю, а потом занимался уже другой деятельностью. У меня даже есть специальная программа «ПереИзобретение», где я рассказываю о том, каким образом этого можно достичь, руководствуясь существующим набором опыта, знаний, источников информации и так далее. Но тогда это конечно была моя внутренняя интуитивная дорога.

Я решил, что не хочу вертикальной карьеры, как у моих родителей, которые проработали всю жизнь на одном предприятии, сделав карьеру с самого низу до самых верхов. И это была картина идеальной советской карьеры. И для них это было главной ценностью в жизни. Они не понимали вот этих моих метаний — они считали это странным. А для меня это было естественно.

Теоретически я могу всё, потому что в своё время я шёл за какими-то своими целями, идеями, мечтами, занимался профессионально спортом, потом сразу я вынужденно поменял сферу. Может быть, если бы не эта вынужденность, я бы стал профессиональным футболистом, и ничего больше в своей жизни не попробовал. Но я пошёл по другой стезе, поступил на истфак МГУ, отучился, побывал во Франции на стажировке, но вернулся и понял, что не хочу быть учителем истории. Мне были интересны молодёжные движения, идеи, музыка, и по наитию я случайно попал на радио и стал радиоведущим. Потом был телеведущим, пишущим журналистом, главным редактором. И знаешь, что характерно — я был успешен во всех сферах, где работал. Не было ни одной сферы, где бы я провалился. Я ставил перед собой цель и шёл к ней, так как мне это было интересно. А потом я понял, что хочу свой бизнес.

Андрей Вульф:  «Власть очень сильно меня изменила»

Открыл компанию. Это было агентство по организации концертов. Потом расширился — занимались и рекламой, и пиаром и продакшном, и много чем ещё. И к концу девяностых она разрослась в мощный по тем временам холдинг. И мне снова стало скучно. Потом пришла в мою жизнь политика — я стал депутатом, после я перешёл на госслужбу. Мне было интересно как вообще работает государственный механизм управления. Потом я был топ-менеджером крупного банка, большой корпорации, после чего был сочинский проект, о котором мы уже говорили ранее. Ради него я тогда все бросил и ушёл из корпорации, причём я отказался от огромного годового бонуса, который мне могли выплатить, поработай я в этой компании ещё полтора месяца.

Речь шла о сумме, превышающей миллион долларов. И при этом я даже не знал, сколько мне будут платить в оргкомитете Олимпиады, я просто шёл за своей мечтой. Мой тогдашний шеф, глава оргкомитета Чернышенко тогда очень удивился, почему я даже не поинтересовался у него, сколько мне будут платить. Я отшутился. И так происходило всю мою жизнь. Может быть это сейчас стало трендом, но в моем случае это внутренняя потребность делать исключительно то, что тебе нравится. Вообще, одна из главных проблем, с которыми я сталкиваюсь как бизнес-тренер и как консультант сегодня. Это огромное количество людей, которые занимаются нелюбимым делом и находят тысячу оправданий почему они это делают.

. Одним из приоритетов, которые ты выделил среди прочих, является «эмоции важнее знаний». Примерно то же самое недавно говорила Галина Юзефович. Она, отметила, что данный рынок заполнен всякого рода любителями — не профессионалами, а людьми, не имеющими соответствующего образования, но настолько увлечёнными своим хобби, что многих из них можно поставить вровень с профессионалами, обладающими теоретическими знаниями. Но всегда ли  эмоции важнее знаний? 

 Если выбирать, что важнее эмоции или знания, с моей личной точки зрения, для меня на нынешнем этапе моей жизни эмоции гораздо важнее. Потому что у меня очень много знаний, у меня слишком много знаний. Мы находимся в огромном информационном потоке, в котором люди тонут. С моей точки зрения, сейчас тут нет проблем. Сложность есть в том, что большинство людей не делает то, что они знают. Вот тут между знанием и действием есть огромная пропасть.

Вот ты знаешь, что нужно что-то сделать. Например, заняться спортом или воспитанием детей, но ты этого не делаешь. Ты находишь для себя какие-то другие задачи и приоритеты. А то, что находится между знанием и действием — это и есть эмоция. У тебя должна возникнуть потребность, ты должен прийти к необходимости того, что нужно что-то сделать. Если посмотреть на, условно говоря, список самых ярких, успешных и влиятельных людей в мире, президентов крупных стран, визионеров уровня Маска, воротил бизнеса — миллиардеров, суперзвёзд — практически всегда это люди далеко не самые знающие.

Это люди, которые не более умны, чем мы с тобой. Часть из них имеет очень среднее айкью, а некоторые плохо учились в школе. Но у них есть нечто, что отличает их от массы не таких успешных отличников. У них есть сумасшедшая решимость, внутренняя воля и мотивация, плюс так называемый «эмоциональный интеллект» — это умение управлять своими эмоциями и эмоциями окружающих людей — считывать, угадывать, распознавать эмоции и управлять ими. И это отличает лидеров от не лидеров. 

Это не про разум, это про эмоции. Тоже самое Дональд Трамп. При всей моей к нему большой нелюбви. Надо признать, что он явно не самый умный парень, вот прям совсем, но он слушает свою аудиторию и понимает, что ей надо давать, улавливает эти тонкие запросы. Также в науке, где основным двигателем великих открытий являются не результаты длительных процессов, а инсайты, некие озарения.

С этой точки зрения, на мой взгляд, умение понимать, распознавать и управлять эмоциями важнее, чем просто иметь определённый объём знаний. При этом я же не призываю к тому, что давайте просто будем дураками, не будем учиться и так далее. Нет, конечно. Знания нужны и важны, но они сами по себе — не панацея. Это просто необходимый инструмент для того, чтобы дальше с ними что-то делать. А что делать, мы не знаем, потому что если знаниям нас учат, то управлению эмоциями нас не учит никто.

Тебя занимает не столько социальные процессы в целом, сколько люди и то, как они меняются. Как, на твой взгляд, изменились люди за последние 20 лет? Произошло какое-то коренное изменение в общественном организме или все это происходит на индивидуальных примерах?

Современный человек постоянно себя апгрейдит, улучшает. Вот это мне и интересно, как он условно становится сверхчеловеком. Поэтому мне и интересен биохакинг, и я все эти методы управления своим здоровьем и образом жизни стараюсь внедрять по возможности, и в свою жизнь. Мне просто интересно, как люди благодаря каким-то ментальным установкам, психологии, образу жизни, питанию, спорту, режиму сна, биологическим добавкам, делают из себя «себя на следующем уровне».

Андрей Вульф:  «Власть очень сильно меня изменила»

Вот почему я уверен, что все политики-автократы, которые долго сидят на своих местах — вскоре неминуемо проиграют. Довольно скоро, максимум через пять-десять лет. Не то, что их не останется, самих идей не останется, потому что для тех людей, кто сейчас родился, язык этих политиков непонятен, у них другая система ценностей, другие привычки, культурные коды. Значимыми для них являются какие-то другие вещи. И для любого человека, который много общается с молодёжью, как я со своими студентами, все это совершенно понятно.

Ещё через двадцать лет, наверное, люди ещё сильнее поменяются, но это если говорить о каких-то культурно-цивилизационных вещах. Я же больше говорю об изменениях в поведении человека, личностных паттернов. Вот это реально интересно. Вот даже привести в пример историю техники. Если у тебя есть возможность, ты же не будешь пользоваться первым айфоном. Ты будешь пользоваться более функциональным.

Наверное, в этой связи стоит вспомнить последние советы Дурова о том, как в 36 выглядеть на 26…

Он абсолютно гениальный. Вот это мой герой, это герой нашего времени. Я с ним не знаком, поэтому ничего личного. Если раньше ролевыми моделями и героями для молодёжи были артисты, музыканты, то сейчас шоу-бизнес стал очень локализован. Сейчас музыка -это просто музыка.

В России после Земфиры больше не было ни одного артиста, который реально стал бы голосом поколения. Они просто хорошие артисты, они есть, их много, и это нормально. Павел Дуров — это новая Земфира для зумеров. Он думает про идеи и смыслы, создаёт новые продукты, интересные, нужные и понятные молодым. Это к слову о том, изменились ли люди. Конечно. Потому что именно такой кумир как Дуров, нужен сейчас людям.

И вот он идёт по этому пути сверхчеловека, а на него набрасывается вся эта свора городских бездельников, «наслаждателей жизнью». Люди, которые ничего не производят, только бухают и тусуются. И они вот эту свою беспомощность и бесполезность вымещают на нем, пытаясь найти минусы в его приоритетах.

Наверное, его образ жизни не для всех. Ведь один из его приоритетов — это жизнь в одиночестве. А по земле ходят настолько несамодостаточные люди, весь смысл жизни которых — обрести для себя вторую половинку… Поэтому все это, на мой взгляд, очень индивидуально.

Согласен, всё очень индивидуально. Но ты говоришь про какие-то общие законы, так скажем, среднюю температуру по больнице, а она — это страх. Такое чувство, что люди за смехом и иронией скрывают свой страх. Почему сейчас страшно вот это услышать от Дурова?

Тебе кажется, что это просто богатенький парень, он выпендривается и учит нас жить, а мы не любим, когда нас учат жить. Это в Америке коучи, психологи и проповедники в каждой семье и на каждом канале. А у нас человек, который выступает публично со сцены и при этом не поёт, это сразу Кашпировский. У нас нет культуры восприятия человека, который что-то говорит о жизни. В России человек, который говорит, что ходит к психологу, он выглядит как тот, кто признался, что у него сифилис. Мы считаем, что это слабость.

Беседовал Аурен Хабичев

фото обложки: Максим Краюшкин

 

Загрузка...

Популярное в

наверх