Загрузка...

Кто такие блогеры. Часть 1

Кто такие блогеры. Часть 1

Некоторые СМИ делают вид, что блогеров нет. Особенно те, которые менее популярны, чем блогеры. Сейчас аудиториям сетевых авторов может позавидовать не только популярный журнал и газета, но даже телеканал. И будущее явно за блогерами. Почему? Об этом мы попросили рассказать Игоря Чер-ского — журналиста, который стал блогером ещё в 90-х, и вёл самую первую в российском эфире передачу об интернете на радио «Серебряный Дождь» в 1997–1998 годах.

Рассказ получился длинным, поэтому мы его разделили на части. Это первая.

Доброго времени суток! Так обычно здороваются в соцсетях, потому что никто не знает, в какое время твой пост будут читать в России или в Уругвае. Вместо предисловия вспомню один разговор. Состоялся он в Германии со старинным другом нашей семьи. Мы сидели за столом, пили коньяк, и вдруг Александр Петрович сказал странный тост:

— Ну, за твою умирающую профессию!

— Почему умирающую? Журналистика хоть и древнейшая, но вроде бы с ней все в порядке.

— Ошибаешься. Не будет скоро никаких журналистов, — улыбнулся Петрович.

— А кто будет? — удивился я. — Как в «Москва слезам не верит» — одно телевидение?

— Блогеры…

Я внимательно посмотрел на Александра Петровича. Ему было уже почти 80, и уж от него услышать это я никак не рассчитывал. По моим наблюдениям, люди в этом возрасте больше склонны к газетам, журналам и телевизору. Но он встал из-за стола и повёл меня к своему компьютеру.

Кто такие блогеры. Часть 1фото: freepik.com

— Вот смотри, — начал он, открыв сайт какой-то немецкой газеты. — Ситуация в Мексиканском заливе, где сейчас горит нефть BP, мнение трёх экспертов.

— И что?

— Да ничего. Просто все они блогеры. У каждого блог как раз по теме нефти или катастроф, и знают они явно больше, чем журналисты этой газеты. Поэтому редактор их и привлёк. И я не знаю, остались ли там вообще журналисты, кроме редактора. По всем остальным темам те же истории. Автомобили, еда, вино, красота, мода, недвижимость и прочее. Смотри сам.

И Петрович показал мне ещё несколько сайтов немецких СМИ, где тоже были сплошные цитаты и материалы блогеров. И больше половины всех видео, которые были там, тоже были сняты не журналистами, а либо случайными очевидцами, либо теми же блогерами.

С той поры прошло 10 лет, и Александра Петровича уже нет. Но, похоже, он был абсолютно прав по поводу журналистики. И вы, наверно, заметили, что СМИ постоянно цитируют не только рядовых блогеров, но и глав государств, которые делают важнейшие заявления у себя в блогах. «Как написал у себя в твиттере Дональд Трамп…» — и все СМИ цитируют его пост. С тем же успехом можно было бы цитировать надписи президентов на заборах их резиденций в те времена, когда соцсетей и интернета не было. Просто писать в твиттер удобнее, чем на заборе, и увидит это намного больше людей.

Основная причина столь бурного и массового развития соцсетей в этом и заключается. Пользователи хотят, чтобы их увидело как можно больше людей. А создатели соцсетей хотят заработать на пользователях, прикрутив к их постам как можно больше рекламы. Есть, правда, и те, кто заводят себе закрытый аккаунт и публикуют лишь то, что хотят сохранить для себя и показать близким. Но любой «закрытый» со временем начинает грустить: ведь никто его не видит и почти никто не заходит (родственники-знакомые не в счёт) — и тогда он раскрывает хотя бы часть записей всем.

Кто такие блогеры. Часть 1фото: freepik.com

Это как с бумажными дневниками: те, кто их заводил для себя, рано или поздно все равно их кому-то показывали. Ну, или очень хотели, чтобы потом кто-то прочел. «Опубликовать через 25 лет после моей смерти…» — звучит патетически, но вполне объяснимо: всем нам хочется оставить какой-то след на земле. Текст, фото, иногда музыку. А некоторым этого хочется ещё при жизни настолько сильно, что ведение блога переходит в зависимость, а последние деньги тратятся на продвижение этого блога в рейтингах. Известно немало случаев, когда девушки продавали квартиры, чтобы купить подписчиков в инстаграме и надеясь заработать на этом ещё на 20 квартир. Хотя некоторым важнее даже не превратить свои слова и буквы в денежные знаки, а просто стать «известными блогерами».

По поводу знаменитости блогеров есть фраза одного из редакторов журнала Maxim Ярослава Свиридова: «Известный блогер — это примерно как "известный суслик": известен то он известен, но только таким же сусликам». Сказанная несколько лет назад, эта фраза уже устарела: сейчас появились блогеры, знаменитые не меньше, чем «самые-самые» телеведущие. И просмотров у них порой даже больше, чем у некоторых шоу на федеральных каналах ТВ. И с каждым днём блогеров становится больше. Особенно после того, как выяснилось, что на блогах можно хорошо зарабатывать. Деньги портят людей везде, но в соцсетях это заметно особенно сильно. По-настоящему интересными соцсети были тогда, когда не существовало монетизации.

Вернувшись на много экранов назад, вспомним историю. Первой бесплатной, международной, но при этом абсолютно некоммерческой сетью была FidoNet. Или «Фидо», как её называли наши фидошники. Её в 1984-м году создал американский программист Том Дженнингс. В Россию она, как и многое, пришла в тех же 90-х и была весьма популярна аж до начала двухтысячных. В это трудно поверить, но фидошникам для общения друг с другом даже не был нужен интернет: всё передавалось по телефонным линиям через сеть специальных узлов. В основном это были текстовые сообщения. Но были и фото, которые выглядели очень забавно: пара десятков, а то и больше страниц из букв и цифр. Программа все это скачивала, соединяла — и минут через пять вы могли увидеть сжатую фотку, которую кто-то, изрядно попотев, таки выложил. Все было по нынешним временам не слишком быстро и технологично, но зато в «Фидо» были интересные тексты и авторы: Алекс Экслер, Ллео Каганов, Олег Бочаров… Даже Сергей Лукьяненко первые свои опусы публиковал именно там. Они были такими же длинными и занудными, как и нынешние, но и тогда кто-то непременно находил время их читать.

Кто такие блогеры. Часть 1фото: freepik.com

В 1999-м американский программист Брэд Фицпатрик создал LiveJournal, а летом 2002-го известный бизнесмен (а одно время даже советник Президента РФ по вопросам интернета) Герман Клименко создал похожую социальную сеть LiveInternet, коротко ЛиРу. Первые несколько лет ЖЖ было очень интересно читать. Может быть потому, что блоги тогда заводили не все подряд, а реально одарённые, образованные и творческие люди: Антон Носик, Артемий Лебедев, Норвежский Лесной, Рома Воронежский и многие интересные авторы, перебравшиеся в ЖЖ из Фидо. Это было в чём-то сравнимо с модным показом: тогда, в начале 2000-х, на подиум (то есть в сеть) не выходили вульгарные, неопрятные, по-хамски себя ведущие модели (сиречь авторы). И, в отличие от Фидо, в ЖЖ и ЛиРу уже по полной развернулись фотографы: интернет позволял публиковать не только тексты, но и подробные и красивые фотоотчеты. Особенно востребованными оказались хорошие репортажники: и по их блогам в ЖЖ можно теперь проследить, не побоюсь этого слова, историю страны. Да и творческий путь автора тоже просматривается — от начала и до сегодняшних дней. Увы, многие из этих репортажников уже лет семь публикуют только заказные и проплаченные посты. Фото по-прежнему красивые, но вот желания читать эти блоги больше нет.

Движемся дальше. В 2005-м на свет появился YouTube, а в 2006-м — Одноклассники (через 11 лет после создания американского прототипа Classmates.com). В 2006 –м же появилась и сеть Вконтакте — через пару лет после создания самой популярной сейчас в мире сети Facebook. В Фэйсбуке сейчас больше 2,200,000,000. Прописью: два миллиарда двести миллионов человек. В Ютубе чуть меньше: 1,850,000,000 На третьем месте инстаграм 1,100,000,000. Затем Твиттер — какие-то жалкие 375,000,000. Правда, это мировой рейтинг, а не российский. Поэтому Одноклассников там просто нет. Во второй части мы попробуем выделить основные тенденции. Продолжение следует. А пока можно послушать фрагмент одного из выпусков Silvernet — самой первой программы в российском радиоэфире об Интернете.

Загрузка...

Популярное в

наверх