Загрузка...

Со дня смерти Льва Гинзбурга прошло 40 лет

Со дня смерти Льва Гинзбурга прошло 40 лет

17 сентября 1980 года не стало замечательного публициста, классика поэтического перевода Льва Владимировича Гинзбурга, открывшего русскому читателю шедевры десяти веков немецкой поэзии, превратившего их в достояние русской культуры. Кто не помнит его песню «Во французской стороне» из лирики средневековых школяров-вагантов на музыку Д. Тухманова, что благодаря переводам Л.Гинзбурга заговорили да и запели по-русски, а само понятие ваганты прочно вошло в современный обиход. Это прелестные немецкие народные баллады, средневекововый рыцарский эпос «Парцифаль», стихи великих Гёте, Шиллера, Гейне, классиков немецкой современности… О жизни и творчестве Гинзбурга читайте в нашем материале

Лев Гинзбург родился 24 октября 1921 года в Москве в интеллигентной еврейской семье. Его отец Владимир Гинзбург был юристом. Одним из учителей и наставников начинающего литератора был Самуил Яковлевич Маршак. Его, по словам дочери Гинзбурга, поэтессы и мемуаристки Ирины Львовны Гинзбург-Журбиной, он «почитал за образчик мастерства переводческого искусства». В 1939 году он поступил в Московский Институт филологии, литературы и истории имени Н.

 Г. Чернышевского, но вынужден был прервать обучение, так как с началом войны ушёл на фронт. Там Лев Гинзбург опубликовал свои первые стихи во фронтовых газетах.

Лев Владимирович остался служить в советских войсках Дальневосточного фронта и по окончании войны. В общей сложности он отдал службе в этом регионе более шести лет своей жизни. Только после фронта он смог продолжить своё образование и в 1950 году окончил филологический факультет МГУ.

Популярная и в наше время песня «Во французской стороне» появилась благодаря Льву Гинзбургу. Это он перевёл одно из стихотворений из средневекового манускрипта «Carmina Burana», на которое композитор Давид Тухманов наложил музыку. И именно благодаря переводу Льва Гинзбурга мы сегодня имеем возможность читать на русском языке монументальное произведение куртуазного эпоса западноевропейской литературы «Парцифаль», а также не менее выдающийся памятник немецкой литературы — сборник старинных народных песен «Волшебный рог мальчика».

Как вспоминала в предисловии к книге «Колесо Фортуны», посвящённой Льву Гинзбургу, его дочь, если бы Лев Владимирович родился в более свободное время, то он, конечно, стал бы поэтом. Но, считает Ирина Львовна, «в пору безвременья и духовного гнёта стихотворный перевод давал ему уникальную возможность выразить свои сокровенные мысли, высказать свою ненависть к рабству, к неволе мысли устами средневековых немцев, которые и не подозревали, что через столько столетий московский еврей так осознает, прочувствует, так выразит ярко по-русски всю страсть их, всю тягу к свободе, к раскрепощенью…»

Многие русские советские литераторы и критики склонны считать, что именно публикация его повести «Потусторонние встречи» в Новом мире стала причиной отстранения руководства журнала. А это событие по своему масштабу в литературном мире сравнимо разве что с отречением Николая II в мире светском. Тогда, в 1969 году, после публикации этой повести, главный редактор крупнейшего литературного журнала Твардовский был вынужден уйти в отставку. Как пишет Ирина Львовна «в "Потусторонних встречах" Гинзбург описывал свои личные беседы с ближайшими главарями Третьего рейха, уцелевшими после Нюрнбергского процесса и доживавшими свои дни в бывшей ФРГ министром вооружения Шпеером, шефом гитлерюгенда Ширахом, министром экономики Шахтом, а так же с сестрой Евы Браун, секретаршей Гитлера и зятем Гиммлера»

Наверное, нужна была колоссальная смелость, чтобы так открыто говорить правду, живя в столь несвободном советском обществе, в рамках не правового государства.

«В затхлой атмосфере советского тоталитаризма его публицистическая проза стала не только литературным событием, но и ярким обвинительным документом», — продолжает свои воспоминания Ирина Гинзбург-Журбина.

Работа над очередной книгой для Льва Владимировича была не просто кропотливым трудом, а целым погружением в тему исследуемого материала. Как вспоминает Ирина Львовна, в период работы над книгой «Бездна», в которой рассказывалось о карателях-изменниках, сотрудничавших с немецкой армией в Краснодарском крае, Лев Гинзбург исколесил всю Кубань, собирая материал и исследуя каждый факт этого резонансного дела. Лев Владимирович не просто описывал факты жестокости, его первоочередной задачей было понять, как человек может в одночасье превратиться в животное, что его подталкивает совершать такие гнусные и жестокие поступки.

Так Ирина Гинзбург-Журбина описывает его подготовку к написанию «Бездны»:

«… он надолго застревал в заштатных гостиницах, знакомился с материалами дела, присутствовал на допросах предварительного следствия, пристально наблюдал на суде за теми, кто насиловал, измывался и мучил, злорадно гнал на смерть невинные, мирные жизни».

Он пытался понять, что должно было сдвинуться, отключиться, измениться в сознании, чтобы один человек из плоти и крови стал измываться над другим таким же.

Лев Гинзбург прожил не так много. Он умер ещё сравнительно молодым, в возрасте 58 лет, но оставил богатый публицистический материал для потомков, и именно благодаря ему 10 веков немецкой поэзии стали достоянием русской культуры.

фото: fb.ru

Загрузка...

Популярное в

наверх