Ушел из жизни Михаил Сергеевич Горбачев – человек ставший не просто символом целой эпохи. И не только России и государств входивших в состав СССР, но всей планеты. Мир до Горбачева и мир после него – два совершенно разных и не похожих. Он изменил всё. Но для тех, кто родился в Советском Союзе, он стал символом Надежды.

фото: wikimedia.org

Надежда – это основной смысл жизни человека, он всегда живет исключительно ради будущего. Сейчас это слово часто заменяют «перспективой», как уточняющее его можно принять. Человек должен видеть перспективу, ради чего он прикладывает усилия, конечную цель, даже если она недостижима при его жизни. Только так происходит прогресс, через Надежду.

Я хорошо помню первую половину 1980-х годов и ощущение, будто страна остановилась. Нам не с чем было сравнивать, мы не знали, как живут люди за границей – железный занавес был прочным, как там живут догадывались единицы, еще меньше видели собственными глазами. Мы это могли только ощущать по импортным вещам, тем же джинсам или магнитофонам, которые изредка добирались до Союза. Наверное, именно поэтому, сложилось впечатление, что советским людям захотелось западного изобилия. Нет, им хотелось иной жизни, они готовы были терпеть, но понимать, что мы движемся вперед.

А вот к этому времени как раз все и встало. Не зря эпоху назовут Застоем и этот термин мгновенно приживется – если бы он был надуманным, неточным, не соответствовал ощущениям, то никогда бы так легко не лег на язык народа. А тут приняли сразу.

К Брежневу, да и остальным членам Политбюро – реального руководства страны, люди относились без злости и ненависти. Нормально относились. Но глядя в экран телевизора понимали – старцам пора на покой, нужен кто-то поэнергичнее. Поэтому, когда скончался Брежнев, то его искренне жалели, но с надеждой ждали кто станет вместо него. Наверное, никогда с таким нетерпением не ждали заседания ЦК КПСС, которые давно уже игнорировали своим вниманием и совершенно не понимали о чем они там говорят.

фото: из фондов Национального архива РК

Вначале избрали Юрия Владимировича Андропова. Он искренне принялся вносить изменения, но делал это с тех позиций, которые казались ему правильными – усиление дисциплины внутри страны. Никто особо не возражал – это тоже были перемены, они тоже давали надежду. Хотя облавы в кинотеатрах посреди дневного сеанса с проверкой «а почему вы не работе?» тоже явно были лишними. Но Андропов был у власти около года и тоже ушел. Об этом тогда жалели, многие до сих пор, не зря появились слухи о покушении на него. Именно потому, что прервалась Надежда. 

Ему на смену приходит Константин Устинович Черненко. Всерьез его никто не воспринял, поскольку было видно, что человек без посторонней помощи и передвигается-то с трудом. Его прозвали «кучер» — потому, что имя в газете «Правда» писали огромными буквами, а в сложенном виде было видно только «К. У. Чер». Он тоже быстро ушел. Потом этот период в истории, когда руководители страны умирали ежегодно метко назовут «гонкой на лафетах» — гроб везли на артиллерийском лафете.

И опять все в марте 1985 года ждали заседания ЦК КПСС и кого изберут. Смотрели исключительно на возраст, по этому принципу и болели за кандидата. Из молодых было двое – Романов, первый секретарь Ленинградского обкома, и Горбачев. Избрали последнего. Около телевизоров было ликование! Опять появилась Надежда.

Но даже в самых смелых мечтах невозможно было представить, что началось потом. Уже в апреле было объявлено о начале Перестройки и Гласности. С этого момента их стали писать именно так, с большой буквы. Они вошли в языки всего мира, до этого таковым было только слово sputnik.

фото: wikimedia.org

Предполагалось, что страна должна вернуться к изначальным идеалам социализма, а для этого надо было перестроить производство, модернизировать его, обращать больше внимание на нужды населения. Энтузиазм был огромный.

Но никто не знал, как это делать. Опыта перестройки огромной страны в мире не было и нет до сих пор. Поэтому было совершенно огромное количество ошибок. Одной из них однозначно стала антиалкогольная кампания. Пили, в Союзе, конечно, много, но все же не до такой степени, чтобы отменять продажу спиртного. К тому же можно было сделать упор на культуру потребления и изменить привычки. Это, кстати, произошло после и без всякого запрета. Но тогда обозлило людей, и Горбачев впервые начал терять сторонников. К тому же сказалось на доходах бюджета, что наряду с рухнувшими ценами на нефть и газ привело к краху экономики страны.

Будут и другие ошибки, многие из них впоследствии Михаил Горбачев будет признавать сам. Например, он не настоял на письменных гарантиях нерасширения НАТО на восток последствия этого мы ощущаем сейчас. 

Но главное, что ставят в вину бывшему генеральному секретарю – это развал СССР. Да, у большинства его бывших граждан до сих пор есть ощущение, что оно не было обязательным. У людей никто не спросил, точнее проигнорировали результаты референдума, когда большинство высказалось за сохранение Союза. А Горбачев после ГКЧП утратил рычаги власти и уже не мог этому помешать.

И все же есть за что вспоминать его добрым словом. Гласность ему удалось осуществить в полном объеме, и страна на протяжении почти четверти века прожила в условиях абсолютной свободы слова. Горбачеву должны быть благодарны многие из нынешних политиков, потому что без него у них не было бы никаких шансов. Для мира – он стал тем, кто устранил угрозу ядерной катастрофы, так что Нобелевскую премию мира получил не случайно.

Ну а граждане будут его благодарить именно за Надежду, которую он подарил, но так и не смог полностью осуществить. Для многих Горбачев и Надежда навсегда останутся синонимами.

Олег Павлов