фото: freepik.com

Алкоголизм – это не просто «пропустить» по бокальчику в пятницу вечером после трудной рабочей недели. Да даже раз в месяц напиваться до нестоячего положения – это тоже не про алкоголизм.

Страдающие алкоголизмом ставят употребление алкоголя выше всяческих ценностей, включая семью и работу.

И, чтобы вы понимали, это часто неконтролируемое желание выпить. Мы поговорили со Станиславом Евгеньевичем Бугайским, заместителем главного врача по КЭР МДЦ «Олимп», детским неврологом и психиатром, врачом высшей квалификационной категории, чтобы понять, есть ли наследственный фактор у алкоголизма, откуда бутылки, то есть, ноги растут у этой болезни и что с этим делать.

Алкоголизм — вызванное злоупотреблением спиртными напитками хроническое психическое заболевание, характеризующееся патологическим влечением к алкоголю и связанными с ним физическими и психическими последствиями алкогольной интоксикации нарастающей тяжести.

на фото: Станислав Бугайский

Первичным звеном в развитии алкоголизма является острая алкогольная интоксикация с характерными для неё клиническими проявлениями опьянения, что является прямой дорогой к развитию заболевания. Алкоголизм, как и любая болезнь человека, возникает и развивается в результате сочетания средовых и генетических факторов, представляя собой нарушение адаптации организма и личности к социальной среде, связанное с определёнными патобиологическими (нарушения в тканях мозга) механизмами.

Если у вас или ваших знакомых есть болезнь под названием «алкоголизм», то здесь необходимо подчеркнуть, что это – психическая болезнь. Среди всей алкогольной патологии необходимо выделять основное – специфичное – «звено» или элемент, которое определяет принадлежность данного заболевания к той или иной области медицины. Таким первостепенной важности элементом патогенеза (почему зарождается и развивается болезнь) и клинической картины алкоголизма является патологическое влечение к алкоголю, которое, без сомнения, относится к сфере психической патологии.

Патологическое влечение к алкоголю обладает выраженными свойствами, которые преобладают над другими мотивациями в поведении человека. В результате этого алкоголь потребляется не столько ради чего-либо, сколько вопреки многим отрицательным последствиям, среди которых – нарушение семейных, дружеских, трудовых и других социальных связей, конфликты с законом, признаки ухудшения здоровья, регулярно возникающие тягостные похмельные состояния. Продолжение систематического потребления алкоголя, несмотря на все эти обстоятельства, и есть вернейший диагностический критерий патологического влечения к алкоголю. Этот критерий используется врачами в качестве ключевого признака алкоголизма в целом.

иллюстрация: freepik.com

Группы алкогольных расстройств:

I. Острая алкогольная интоксикация:

• простое алкогольное опьянение;

• изменённые формы простого алкогольного опьянения;

• патологическое опьянение.

II. Хронический алкоголизм

III. Алкогольные (металкогольные) психозы

Основу клинической картины алкоголизма составляют три синдрома – патологическое влечение к алкоголю, алкогольный абстинентный синдром и алкогольная деградация личности. Давно было замечено, что алкоголизм чаще развивается у выходцев из семей, родословная которых имеет много больных алкоголизмом. Обзор научных исследований по семейному алкоголизму показывает, что риск развития алкоголизма среди родственников алкоголика, относящихся к первой степени родства, в 7 раз выше, чем среди аналогичных родственников здоровых лиц. Среди родственников первой степени родства у больных частота алкоголизма превышает общепопуляционную более чем в 15 раз. Множества подобных наблюдений, тем не менее, для однозначных выводов о роли наследственности недостаточно, ибо с равными основаниями ответственность за возникновение алкоголизма можно возложить и на средовой фактор – воспитание в атмосфере пьянства.

фото: freepik.com

Дифференцировать значение генетического и средового факторов оказалось возможно путём прослеживания судьбы детей, родившихся от больных алкоголизмом, но усыновлённых и воспитывавшихся в «здоровых» семьях, в одинаковых условиях с неродными братьями и сёстрами. Оказалось, что у лиц из алкогольных семей риск развития алкоголизма выше (по некоторым данным, в 2,5 раза), чем у их неродных сиблингов (родственников второй степени родства). Это свидетельствует о значительной роли генетического фактора.

В дальнейшем было установлено, что существует два типа алкоголизма: I тип развивается под влиянием как средового, так и генетического фактора, II тип не зависит от средовых влияний и полностью формируется путём генетической передачи. Есть и другие различия между I и II типами: I тип начинается в молодом, часто даже в подростковом, возрасте, наблюдается только у мужчин, протекает тяжело, сопровождается криминальными наклонностями, которые проявляются не только у больных, но и у их отцов (агрессия в состоянии опьянения). Впрочем, как выяснилось позднее, у больных алкоголизмом II типа антисоциальные наклонности могут отсутствовать, хотя все другие признаки II типа обнаруживаются даже в большей степени. На этом основании было предложено также выделять алкоголизм III типа, более «чистый» в генетическом отношении, поскольку он свободен от влияния особого гена, контролирующего наследование криминальности.

По отношению к алкоголизму был использован и другой способ выявления роли наследственного фактора – изучение близнецов. Специальными исследованиями было установлено, что если один из однояйцевых близнецов болен алкоголизмом, то другой имеет в 2—2,5 раза более высокий риск развития алкоголизма, чем это бывает у двуяйцевых близнецов. И хотя действие средового фактора и в этом случае полностью исключить нельзя (однояйцевые близнецы чаще проживают вместе и чаще контактируют друг с другом), влияние генетического фактора сомнений не вызывает (это особенно проявляется у женских близнецовых пар).

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что роль наследственности в заболевании алкоголизмом очень велика. И хотя она ещё далеко не полностью изучена, уже теперь имеется достаточно оснований для практических выводов, рекомендаций и проведения различных мероприятий (речь идёт о профилактической работе с группами риска, медико-генетическом консультировании и др.).

фото: freepik.com

Потомство больных алкоголизмом. Большинство детей, рождённых от больных алкоголизмом родителей, не имеют клинически выраженной психической и иной патологии и отклонений в развитии, в том числе психосоциальном. Тем не менее, общепризнанным является факт, что рождённые в семьях больных алкоголизмом дети составляют группу высокого риска по формированию психических, неврологических и соматических нарушений. В связи с этим к ним применимо обозначение «группа множественного риска». В это понятие включают, прежде всего, различные психические и поведенческие нарушения, которые у таких детей встречаются чаще, чем в соответствующих контрольных группах.

Диапазон психических нарушений у таких детей очень широк – от незначительных отклонений в поведении и изменений в психологической реактивности до признаков органического поражения мозга и умственной отсталости. У детей от больных алкоголизмом родителей более часто встречаются тревога и депрессия, синдром гиперактивности (дефицит внимания), трудности в учёбе, когнитивные нарушения и эпилептиформные расстройства. У мальчиков чаще наблюдаются поведенческие проблемы, у девочек – эмоциональные. Определённые половые различия выявляются и в частоте развития алкоголизма в потомстве больных: доля поражённых этим заболеванием сыновей 17-86,7 %, а дочерей – 2-25 %.

У взрослых детей больных алкоголизмом родителей встречаются алкоголизм, психопатии, аффективные расстройства (чаще депрессии). Умственная отсталость характеризует, прежде всего, потомство больных алкоголизмом матерей, отражая результат внутриутробного действия алкоголя на плод (алкогольный синдром плода). Другие формы психической патологии встречаются достаточно часто и у детей больных алкоголизмом отцов; особенно часто у взрослых сыновей развивается алкоголизм — в 66,6 %.

Алкогольный синдром плода – комплекс врождённых дефектов, нарушений физического и психического развития детей. Этот синдром под названиями «алкогольный синдром плода», «алкогольная эмбриопатия», «фетальный, или плодный, алкоголизм», «алкогольная эмбриофетопатия» был описан многими исследователями, хотя упоминания о вредном влиянии алкоголя в период зачатия на развитие детей имеются и в более ранней литературе.

фото: freepik.com

Частота развития выраженного (полного) алкогольного синдрома плода, по данным литературы, достигает 2—5 % среди детей, родившихся от злоупотреблявших алкоголем родителей, но отдельные его проявления встречаются чаще (приблизительно у каждого 2—3-го ребёнка). Наиболее характерен следующий комплекс нарушений: задержка общего пре- и постнатального развития (80—90 % случаев), нарушения локомоторного развития, в том числе гиперактивность (54—60 %), мышечная гипотония (40—62 %), дисфункции ЦНС с нарушением умственного развития (93—95 %), черепно-лицевые аномалии (84—88 %), гипоплазия среднего отдела лица (65 %), эпикантус (57—67 %), птоз (23—48 %), косоглазие (10 %), аномалии суставов с ограничением их подвижности (18—41 %), пороки развития сердца (30—49 %) и др.

В патогенезе алкогольного синдрома плода наибольшая роль отводится тяжести материнского алкоголизма (его длительности, количеству выпиваемого алкоголя, типу алкоголизма), а также времени воздействия алкоголя (момент зачатия, срок развития эмбриона или плода) и особенностям обмена алкоголя в организме матери с учётом его генетической детерминации, в том числе наличия продуктов распада алкоголя (например, ацетальдегида).

Алкоголь является одним из крупнейших в мире факторов риска преждевременной смерти и входит в число самых опасных заболеваний. Институт показателей и оценки здоровья (IHME) в своём глобальном исследовании влияния болезней предоставил оценки числа смертей, связанных с целым рядом факторов риска.  Например, по оценкам IHME, в 2017-м году 2,84 миллиона человек преждевременно умерли в результате употребления алкоголя. Это в 7 раз превышает число убийств во всём мире (по оценкам в 2017-м году их было 405 000).

По данным Росстата за 2020-й год в России зафиксировано 50 435 смертей из-за причин, прямо или косвенно связанных с алкоголем. Для справки: в столице пьют меньше, чем в провинции. Поэтому фразочки, что русские и пьянство – синонимы – это неправда. Многое зависит от экономических и социальных факторов.