Народный артист России активно поработал на IV Открытом фестивале популярных киножанров «Хрустальный ИсточникЪ» и хорошо отдохнул

 

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля «Хрустальный ИсточникЪ»

В программе «Под Кавказским небом» он представил фильм своего  продюсерского центра «От печали до радости», провёл творческий вечер и в паре с Олесей Железняк — церемонию закрытия фестиваля. Не забывал и пить минералку № 4 – не больше стакана, как доктор прописал.  

Два года назад, когда снимался фильм «От печали до радости», я спросила продюсера – «Неужели рассчитываете на успех, снимая в наше время фильм на рабочую тему»? Добронравов ответил: «Зачем так узко, мы работаем в любимом жанре советского кинематографа, снимаем фильм о простых людях, об их радостях и горестях, разве назовёте картины «Весна на Заречной улице», «Любовь и голуби» или «Москва слезам не верит» «поднимающими рабочую тему»? К сожалению, такие фильмы исчезли с наших экранов, а люди, поверьте, хотят видеть именно такое кино».

И вот люди смотрят это кино и, в самом деле, ставят его в один ряд с «Весной на Заречной улице». На встрече с журналистами Добронравов рассказал, что фильм «От печали до радости» снят по заказу «Ростеха», отношения с которым укрепились после картины на деревенскую тему — «Жили-были».

«Мы сами писали сценарий, — рассказывает Фёдор, — и я изначально планировал сниматься с сыновьями, на театральных площадках мы пересекались, а в кино никогда, так что воспользовался правом продюсерства. Но никакой натяжки не было, главные персонажи – отец и два сына, все работают на заводе».

На фестивале чету Добронравовых видели в прекрасном расположении духа, и, кто бы знал, что актёр пережил немало отрицательных эмоций на красной дорожке церемонии открытия.

«Мы, актеры, — сказал он, — конечно, стремимся к известности, поэтому много работаем, но та популярность, которая пришла ко мне со «Сватами», скетч-шоу «6 кадров» и «Ликвидацией», меня просто пугает. Я голову не могу поднять, у каждого теперь телефон, и куда не зайдешь, тебя фотографируют, не обращая внимания на то, как ты себя чувствуешь, и тут же отправляют в интернет. Приехав, надел маску, очки, шляпу и пошёл за цветами, вхожу в магазин, а мне навстречу – «Если вы думаете, что из-за очков и шляпы вас не узнают, глубоко ошибаетесь». Так что популярность двоякая вещь, и когда она приходит в таком масштабе, в этом мало приятного».

Разговор, конечно, пошёл о творческой судьбе артиста. У маленького Федора обнаружился замечательный голос, и первые концерты он давал с табуретки перед гостями родителей. Ему аплодировали и улыбались. Именно эти улыбки запали в душу мальчишке, и он отправился учиться «на клоуна» – ведь тому не просто улыбаются — над ним восхищённо смеются. Но с клоунадой не вышло, и Фёдор стал ставить в родном Таганроге спектакли и в течение пяти лет ездил поступать в столичные театральные вузы. Его нигде не брали, и вскоре он уяснил, что не умеет «показываться». Как только видел в комиссии известного артиста, в горле пересыхало, и он не мог произнести ни слова. Программу читал в предобморочном состоянии. И лишь в Воронеже, не увидев в комиссии ни одного знакомого лица, поступил с первого раза.

Так что, когда сестра 24-летнего следователя, пожелавшего стать актёром, обратилась к нему за советом, Добронравов сказал: «А в чём проблема, я начал поступать в театральные в 1978 году, а поступил в 1983-ем, и хорошо помню, как шёл по Арбату, плакал и клялся, что больше никогда сюда не приеду. 24 сегодня не возраст, это в мои времена в 24 не брали, было такое правило, но, вспомните, сколько великих артистов вышло из «переростков», поступивших в институты после войны».

Особенность больших артистов – они предельно откровенны на подобных пресс-конференциях.

«Недавно мне предложили роль человека, похожего на Брюса Уиллиса, — рассказывает Фёдор Викторович, — супермена, одним словом, за 15 мин он убил около 60 человек, правда, плохих. Я отказался, сказав, что я не Брюс Уиллис, и мне не нравится убивать. Мне близки персонажи Папанова, Леонова, Баталова. Мне кажется, в нашем кинематографе с героями большая проблема, последним из таковых считаю Гоцмана в «Ликвидации», которого сыграл Володя Машков.

Хорошо было в нашем детстве: прошёл «Чапаев», и мы – чапаевцы, как и подростки другого времени могли играть в Глеба Жеглова из «Место встречи изменить нельзя». Мои любимые актёры играли самые разные роли, но их персонажи никого не убивали, зачем сейчас сотнями убивают на экране?! Именно поэтому мы снимаем такие фильмы, как «Жили-были» и «От печали до радости». К этой категории относится и сериал «Сваты», где сценаристы создали реальную семью. Мы получаем множество писем от зрителей, в которых они отождествляют меня и Татьяну Кравченко с нашими персонажами».

Добронравову напомнили про Воланда, которого он играл в воронежском Молодежном театре…

«Это был студенческий спектакль, — сказал он, — у студентов иногда бывают такие удачи. Мне, например, не забыть «Царскую охоту» в Щукинском училище, был потрясен смелостью Маши Ароновой, граничащей с наглостью, с которой она играла императрицу. А мы играли «Мастера и Маргариту» два дня, по два с половиной часа в день, а потом обсуждали спектакль со зрителями. Вердикт был: у нас всё получилось. Счастлив, что в моей жизни была эта мистическая постановка, но больше я туда не хожу, с возрастом Булгакова с Гоголем начал побаиваться».

Поговорили о чертах характера артиста.

«Нехорошо себя хвалить, — сказал он, — но мне нравится, что я добрый, более того, я хотел бы так прожить свою жизнь, чтобы оправдать свою фамилию. Избавиться же мне нужно от некой лени, а также начать самостоятельно заниматься фитнесом. А отношения в семье — мы с женой знакомы с пятого класса, и в Ессентуках отметили 39 лет совместной жизни. Конечно, в молодости я совершал поступки, которые не нравились Ирине, и мы очень долго привыкали к характерам друг друга, прежде чем сказали: «Как хорошо, что мы остались вместе!» Венчались в Ростове, и после красочного обряда батюшка отёел нас в сторонку: «Родненькие, жизнь такая сложная, терпите, прислушивайтесь друг к другу, все прощайте». И когда мы вышли из церкви, я сказал жене: «Солнышко, давай договоримся: до 90 лет буду тебе верен, а после начну гулять». Так и живём.

Федор Викторович признался, что любит работать с деревом и металлом, и инструментов полон гараж, а времени в обрез — никак не удаётся, подобно соседу по даче Роману Мадянову, сочетать хобби с работой. На даче бывает наездами, так что ждёт, когда «дойдут руки». А по дому, как «батя учил», починить может всё, кроме, разве что, часов. Так что сыграть передовика труда в картине «От печали до радости» ему было не сложно. 

Добронравов уведомил всех, что седьмой сезон «Сватов», с теми же персонажами, покажут в конце осени, 8-9 серий вместо 16. После шестого сезона количество просьб о продолжении зашкаливало, только в ютюбе было два с половиной млрд просмотров. Снимали седьмой сезон в течение пяти лет в Белоруссии.

«Для меня ценность сериала в том, что это единственная нить, соединяющая нас сегодня с Украиной, — сказал всесоюзный сват. — Украинцы обожают сериал, и, что бы не говорили политики, наши отношения хуже не стали».

Добронравов заявил, что, несмотря на то, что любит своего Ивана Будько из «Сватов», по образу и подобию которого живёт пол-Таганрога его родственников, хотел бы играть разноплановые роли.

«С Ванькой расставаться не собираюсь, — сказал актёр, —  но обидно, что ничего другого не предлагают. И юмор у нас сейчас, в основном, словесный, как принято в Комеди клаб, а я люблю, чтобы были паузы, ситуации, когда нет слов, а всем смешно. Мне нравится брать по чуть-чуть от Чаплина, от нашего кино и от французского. А словесный или чёрный юмор – это не моё».

Поинтересовались, разочаровывался ли он в профессии.

«Бывало, — ответил Фёдор, — но к запоям не прибегал, хотя было обидно, когда подолгу репетируешь спектакль, а премьеру дают другому. Но бывало иначе: по полгода сидишь в зале и вдруг слышишь от режиссера – «Добронравов, на сцену». А того, кто репетировал всё это время, снимают с роли. Объяснял это тем, что я знал о спектакле больше коллеги, потому что, наблюдал за его действиями со стороны и видел все ошибки». 

«С интернетом я несовместим», — заявил Добронравов и рассказал, что сидел в своё время в «Одноклассниках», нашел своих друзей, но потом, под нажимом незнакомых людей, жаждавших попасть к нему в «друзья», быстро ретировался. Так другая напасть — появились клоны, которые от его имени общались с подписчиками, дискутировали, объявляли о гастролях. Артист сделал в Ессентуках заявление, что, кроме, как в Instagram, его нет ни на каких платформах.

Федор признался, что не смог бы простить подлость, иначе был бы священнослужителем.

«У нас потерялось понятие чести, — сказал он, — когда слово имеет смысл, и не надо писать расписку другу, беря у него деньги взаймы. Меня батя учил по-казачьи: сказал слово – сделал. Считаю, что только так должно быть между людьми».

И Добронравов из тех, кто смело называет себя «счастливым человеком». Для этого, оказывается, нужно не так уж много – любимая и любящая жена и два сына с семьями. Внучек у Федора пока три. Варвара, Василиса и Вероника.

Под занавес артист сообщил, что после 18 лет служения покинул сцену Театра Сатиры. Но с подмостками не расстаётся: продолжит сотрудничество с Театром Антона Чехова и будет играть в антрепризах.

Нина Катаева