Театр имени Вахтангова отмечает 100-летие

Студия МХАТ 1921 год фото: Wikimedia Commons

13 ноября 1921 года артисты Третьей студии МХАТ под руководством Евгения Вахтангова сыграли спектакль «Чудо святого Антония» по Метерлинку. Так в особняке В.П. Берга по адресу Арбат, 26 миру было заявлено о рождении нового театра. После спектакля в зале всего на 150 мест состоялся концерт с участием Станиславского, Южина, Михаила Чехова, самого Вахтангова. Все ликовали, но никто не мог и предположить, что их детище станет одним из лучших театров России, опыт которого будут изучать и 100 лет спустя. А зрители будут приходить в театр всё по тому же адресу на Арбате.

Римас Туминас объявил 13 ноября Днём тишины и устроил настоящий День открытых дверей. Никакого спектакля не было, но зрителям едва хватило этого дня, чтобы пройти по театральным маршрутам вахтанговцев. Большое фойе было не узнать – костюмы, элементы декораций, реквизит из спектаклей разных лет можно было увидеть на крупном плане. Вот «Ромул Великий», а вот «Царь Эдип» — видишь, словно в 3D. Преображены были все фойе, к фотовитринам добавились выставки костюмов. Посмотрев в Малом зале видеозапись спектакля «Принцесса Турандот» в постановке Евгения Вахтангова (восстановлен Рубеном Симоновым в 1963 году, телеверсия снята в 1971-м), зрители увидели те самые костюмы в большой витрине. Краски наряда Калафа ничуть не потускнели. В соседнем фойе целый подиум занимает «Мадемуазель Нитуш», и, надо же, в этот момент мимо своих платьев проходит Нонна Гришаева, которую не все узнают из-за маски.

Занятно, что в этот день были открыты рабочие кабинеты нынешних и прежних руководителей театра, зрители проявляли к ним живой интерес. В комнатах было не протолкнуться. В музее, посвящённом спектаклю «Пристань», поставленном Туминасом к 90-летию театра, экскурсию проводит директор Кирилл Крок. Показывает высшую награду — Российский орден «Заслуги перед Отечеством I степени Владимира Этуша за номером 74. Видим его письма с фронта, книжку красноармейца, личные вещи. В витринах, посвящённых Василию Лановому и Юрию Яковлеву, также можно увидеть государственные награды и личные вещи артистов – записные книжки, часы, очки, галстук-бабочку. Французские каминные часы XVIII века, принадлежавшие старейшей актрисе театра Галине Коноваловой, почти 80 лет прослужившей вахтанговской сцене, передали в музей её родственники. Печально осознавать, что два года назад здесь ещё не было мемориальных вещей Ланового. Сегодня в витрине и профессиональные награды Василия Семёновича – статуэтки «Ники», «Золотого орла», «Золотой маски», премии Андрея Миронова. В музее представлены костюмы, в которых артисты играли в спектакле «Пристань».

В экспозиционном зале также можно увидеть личные вещи артистов, в частности, Бориса Щукина, первого исполнителя роли Ленина — здесь его стол и диван. Автографы Максима Горького и Алексея Попова, кепка Владимира Ильича, подаренная артисту Крупской. В зале воссозданы интерьеры квартир Бориса Щукина и Михаила Ульянова. Над диваном Щукина ёлочкой расположена галерея портретов ближайших сподвижников, венчает её «Портрет неизвестного» в форме поручика Российской императорской армии, предположительно, это дед актёра, Владимир Щукин, о чём вслух артист не упоминал.

Экспозицию домашнего кабинета Михаила Ульянова зрители увидят впервые. Художник постарался разместить предметы интерьера так, как они стояли в квартире артиста. Дочь Елена, посетив экспозицию, сказала: «Не хочется уходить, я как будто дома».

«Елена с дочерью Елизаветой оценив то, что театр занимается сохранением истории, передали нам в дар предметы интерьера, один из первых вариантов «Хрустальной Турандот», а также костюм Бонапарта, в котором артист играл императора в спектакле Эфроса на Малой Бронной. Известно, что через вещи, которые собирает человек, раскрывается характер и масштаб его личности».

Антон Прохоров, замдиректора по репертуару и работе со зрителями

В витринах видим костюмы, в которых Щукин играл Тарталью (1922), а Ульянов — Бригеллу (1963) в «Принцессе Турандот». Все костюмы военного времени погибли, их пришлось восстанавливать, но сохранился колпачок, в котором Щукин почти 17 лет играл Тарталью. В первые дни войны Вахтанговский театр был разрушен во время ночного авианалёта, погибли два актёра и курьер, которые сбрасывали с крыши зажигательные бомбы. Здание было восстановлено лишь в 1949 году.

У артистов в этот день были непростые роли, зрители окружали их в самых разных точках театра, просили автографы, фотографировались на память, расспрашивали о ролях, и никто никому не отказывал. Зрители делились впечатлениями: кому-то удалось поговорить с Маковецким, кому-то с Евгением Князевым. Чаще всего артисты вспоминали, как попали в знаменитую труппу, и как справлялись с эмоциями, видя среди будущих коллег Михаила Ульянова, Василия Ланового, Юрия Яковлева.

В одном из фойе пересекаемся с Ириной Купченко, перекидываемся парой слов, вспоминаем фестиваль в Оренбурге, где она представляла «Училку». Её новая роль — графиня Ростова в «Войне и мире», мать семейства. Актриса, как всегда, раздумчива и прекрасна.  

На лестнице, ведущей на бельэтаж, зрительницы атаковали Виктора Добронравова, одного из исполнителей роли князя Андрея в «Войне и мире». Пытаюсь взять блиц-интервью: «Ваш герой непривычно жёсток и одержим желанием славы».

«Таким придумал его Римас Туминас, он требовал, чтобы мы забыли всё, что думали раньше по поводу князя Андрея, потому что видит его совсем в другом ключе. А поскольку наш театр режиссёрский, задача заключалась в том, чтобы довериться режиссёру. Конечно, мне было непросто, мы все живём в мире стереотипов, и роман Толстого каждый читает по-своему, у каждого «свой» князь Андрей. Помимо этого, есть куча экранизаций, и с годами начинают рождаться хрестоматийные вещи. Впрочем, это долгий разговор…»

Виктор Добронравов

Михаил Васьков, весельчак Нонанкур из «Соломенной шляпки» Лабиша и трогательный Папа в спектакле о Людмиле Гурченко «Люся. Признание в любви», рассказал о коллегах, работавших в театре во второй половине прошлого века — в фойе бельетажа висят их портреты. «Самым великим чудом» Вахтанговского театра назвал Николая Гриценко. Зрители припомнили «Анну Каренину», «Хождение по мукам», «Семнадцать мгновений весны», а Васьков посоветовал всем скачать из интернета «Шведскую спичку»: «Только посмотрите, что он там творит, как умирает от страха и падает в обморок, с ним рядом играют великие артисты, но их не видно».

Экскурсовод поразмышлял о том, как важно быть чутким партнёром на сцене. Семнадцатилетним играл в одном спектакле с Николаем Плотниковым, известным широкому зрителю по кино, в частности, по фильму «Девять дней одного года». И там была сцена, когда отец-академик дарит сыну на день рождения электробритву.

«Ту самую, которая заводилась, как часы, и не брила, а выщипывала щетину, которой тогда у меня и не было. Но Николай Сергеевич брил очень нежно, не дотрагиваясь до кожи, и при этом у нас шла научная беседа. Потом пришёл другой артист, тоже классный, но он брил меня по-настоящему. Чтобы на спектакле не было больно, я выскребал себе лезвием подбородок, но «папа» всё равно въедался мне в кожу, произнося свои умные слова. Мне казалось, что у меня вылетит челюсть… К слову сказать, в театре про Плотникова говорили, что он брился для того, чтобы не мешать менять парики. Вообще в начале XX века артистов можно было узнать именно по этой внешней черте, потому что у мужчин была мода на бороды и усы».  

Михаил Васьков, Заслуженный артист РФ

Рассказал Васьков и настоящие актерские байки, как например, водители 39 троллейбуса, останавливаясь у театра, провозглашали – «Остановка театра Астангова» — вместо Вахтангова, зная, что картине «Пятнадцатилетний капитан» по роману Жюль Верна именно Михаил Астангов сыграл коварного кока Нэгоро. А в Киеве почитатели таланта Николая Тимофеева, полвека прослужившего на знаменитой сцене, так оформили гастрольную афишу: довольно мелко перечислили имена Михаила Ульянова, Аллы Парфаньяк, Елены Измайловой, супруги Тимофеева, и подчеркнуто крупно вывели — Мыкола Тимофеев.

«В День тишины мы откроем коробку исторической сцены, будем слушать голоса ушедших, они будут раздаваться будто с записей на подпорченной пленке, как из того мира, с потрескиванием. Многих мы не узнаем».

Римас Туминас, художественный руководитель Государственного академического театра им. Е. Вахтангова

Так и было, в полумраке зрительного зала целый день звучали голоса. На чёрном фоне сцены из небытия всплывали светящиеся точки имён, приближались к вам, и, отзвучав, удалялись вновь… Вечером, в 19.00 все собрались в зрительном зале, чтобы устроить овацию устроителям праздника – команде Римаса Туминаса и Кирилла Крока.

Удивительно, как все повторяется. «Всюду было очень приятно – и в зрительном зале, и в фойе, и в артистической. Светло, тепло, уютно» — это написано сто лет назад. И выходит совсем по Толстому: «Если сила плохих людей в том, что они вместе, то хорошим людям чтобы стать силой, надо сделать тоже самое». Показы «Войны и мира» только начинаются…

Нина Катаева

MEDIAMETRICS