Алан Салбиев, Николай Лишин

Советник министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Алан Салбиев, а также заместитель руководителя департамента информационных систем Минобороны РФ кандидат технических наук, полковник Николай Лишин рассказали в студии ПАО Медиацентр на форуме «Армия – 2022» о сотрудничестве Минцифры и Минобороны России.

— Первый вопрос у меня к вам, Алан Тасолтанович. Импортозамещение и импортоопережение – в чём разница?

Разница заключается в том, что в случае с импортозамещением мы пытаемся угнаться за прошлогодним снегом и пытаемся кого-то копировать, вечно оказываясь в положении догоняющих. А что касается импортоопережения, мы задаём тенденции не только в рамках страны, но и далеко за её пределами. А уровень развития человеческого капитала в нашей стран высок, так что мы здесь можем быть технологическими лидерами. Российская земля богата талантами, поэтому импортоопережение тот ключ, который позволит обеспечить не только технологический суверенитет РФ, но и позволит России стать законодателем мировых технологических мод и сделать так, чтобы в перспективе мы определяли развитие цифровых платформ и технологий.

— Насколько я знаю, вы и ввели этот термин в оборот.

Это все коллективный разум, потому что единомышленников много. Отрадно отметить, что их количество увеличивается и мы нашли союзников что в лице департамента информационных систем Минобороны мы нашли единомышленников, мы можем опираться и рассчитывать друг на друга, и у нас уже начались несколько совместных проектов. Меня вдохновляет и с уверенностью позволяет говорить, что импортоопережение нам по зубам.

— Николай Алексеевич, какова роль силового ведомства в том процессе, о котором сейчас рассказал Алан Тасолтанович?

Силовое ведомство отвечает за оборону государства, а сегодня мы уже говорим о критической программной инфраструктуре. Информационные системы – замещать их будем или опережать, создавать свои – должны отвечать прежде всего требованиям безопасности государства. Понятно, что отечественное ПО ещё не значит безопасное. Минобороны в данном случае не может стоять в стороне от процессов создания новых технологий, даже не для контроля, а с точки зрения обороноспособности государства. И, если честно, Минобороны должно обладать лучшими инфотехнологиями, которые есть в государстве. Мы выступаем заказчиком систем, которые работают на пользу нашему Отечеству. Задача Минцифры – обеспечить отечественное ПО, импортонезависимость, или, как мы сейчас говорим, импортоопережение, то задача Минобороны – получить лучшие технологии на пользу нашего государства, следить за тем, чтобы эти технологии были безопасны для граждан нашей страны и безопасны для тех структур, куда мы их внедряем.

— А как вы оцениваете перспективы развития в области этих технологий в России?

Если пройтись по форуму, то мы увидим уже готовые решения, которые способны обеспечить замещение в ближайшее время, решения, которые в долгосрочной перспективе смогут опередить западные аналоги. Несмотря на то, что что эта область технологий сопряжена с определёнными проблемами, здесь, на форуме, видно, что Россия не является ни догоняющей страной, ни отстающей. Мы должны заместить западные системы и привлечь к исполнению этих задач российских специалистов. Молодёжь у нас талантливая, с её помощью мы справимся.

— Алан Тасолтанович, что вы думаете по этому поводу?

Концептуально я согласен с Николаем Алексеевичем в том, что у нас и задел, и потенциал, также отмечу, что исторически сложилось, любой технологический рывок невозможен без оборонзаказа. Сначала оборонная сфера показывает чудеса техники, далее все в рамках конверсий переходит в гражданский сектор, и наша задача – сделать эти процессы максимально прозрачными, с одной стороны, а с другой стороны, чтобы с водой технологического суверенитета не выплеснуть государственную или военную тайну. Наша земля действительно богата талантами. И если специалист в силу каких-то опасений или заблуждений принял решение покинуть страну, он может принести пользу своей Родине и за её пределами. Такие люди тоже вносят свой созидательный вклад в развитие индустрии. Лично для меня то, что талантливые специалисты покинули страну, большая боль, но я уверен, что это временное явление, тем более, что многие возвращаются и в среднесрочной перспективе большинство из тех компетентных специалистов, которые уехали, с еще большими компетенциями вернутся на Родину, чтобы послужить делу укрепления технологического суверенитета страны. Я в этом абсолютно уверен.

— А вот взаимодействие министерств в области IT – в чем оно заключается и какая от этого польза Отечеству?

Могу сказать, что та синергия, которая у нас получилась, и те ценности, которые нас объединяют, позволяют с уверенностью говорить о двух фундаментальных проектах с огромным заделом на будущее. Из тех направлений, о которых я могу говорить открыто, можно отметить развитие киберспорта. Многие до сих пор думают, что киберспорт это игрушки, времяпровождение с непонятной целью и результатом, а между тем мало кто помнит, что киберспорт давно в нашей стране уже признан, как официальный вид спорта. Проводятся международные турниры, говорится о том, что это станет олимпийским видом спорта, и нам важно сохранять динамику уверенного роста. И то, что делает Минобороны в сфере киберспорта, в сфере формирования молодёжного движения, в сфере патриотических, государственных позиций, невозможно переоценить. Наши совместные усилия по развитию киберспорта привели к появлению высококлассных специалистов, как в гражданской сфере, так и в военной, которые способны быть на «ты» с новыми технологиями, обладают необходимыми знаниями и компетенциями.

— Николай Алексеевич, какова позиция Минобороны?

Киберспорт выявляет ребят, которые готовы оперативно принимать решения, получая большой объем информации с экрана, а это уже управление беспилотниками. Так что для Минобороны киберспорт не игрушки, не развлечение, а поиск новых методов и способов формирования полезных компетенций для ведомства. Взаимодействие с Минцифры необходимо ещё и потому, что мы стремимся к созданию исключительно отечественного ПО, для нас важно, чтобы все было своё, даже искусственный интеллект. В этом случае Минцифры помогает нам переориентировать страну на производство того или иного программного продукта или других соответствующих изделий, тех, которые помогут нам уже спокойно работать со своим программным обеспечением.

— Не могу не воспользоваться случаем и не спросить у Николая Алексеевича о технополисе Минобороны ЭРА. Какова его роль и в чем он выступает драйвером в этом процессе сотрудничества?

Всё наше внимание приковано к этой замечательной воинской части на побережье Черного моря, куда стремятся попасть все ребята, занимающиеся наукой. Каждый год туда отправляются 300 лучших студентов со всей России, которые проходят воинскую службу и при этом работают на оборону страны, создают инновационные системы, программы. Полигон Эра – своего рода мастерская, где ребята под руководством офицеров изучают всю технику, сделанную в стране, с точки зрения её пригодности или не пригодности в оборонных целях. Также там производится собственное программное обеспечение, необходимое для Вооружённых сил.